Форум о Мафии и Мафии 2

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум о Мафии и Мафии 2 » Об игре Mafia: The City of Lost Heaven » Последнее дело детектива Нормана


Последнее дело детектива Нормана

Сообщений 1 страница 10 из 12

1

Часть 1, глава 1


Металлический жетон скупо поблёскивал на дубовом столе. Сегодня я вижу его в последний раз.
- Итак, Норман – говорил мой знакомый не отрываясь от канцелярских бумаг – ты уже почти официально свободен.
Мясистая рука шефа отдела кадров сгребла себе жетон, словно это был долгожданный мешочек с золотом.
- Могу идти?
- Нет, пока. Надо во-от тут расписаться.
Я поставил свою закорючку, молча кивнул и решил, что самое время удалиться.
Одев шляпу, я уже было открыл дверь, как мой знакомый сказал:
- Зря ты это, Норман… Они бы успокоились, со временем. Зависть, это дело неконтролируемое, их можно понять.
- Спасибо за поддержку, Ричард, но не в моих правилах работать, когда я по всеобщему мнению не приношу пользы. К тому же, я слишком старомоден для двойных стандартов, не по мне ловить преступника на улице и одновременно закрывать глаза на взяточничество начальства.
- Как угодно – не стал настаивать Ричард – но если решишь вернуться, то мы всегда…
Но я уже закрыл дверь.

Читать далее

На парковке меня ждал мой проверенный временем, что бы не говорить «старый» автомобильчик, под названием Болт. Чертовски меткое название.
Кажется, я заслужил авто получше, после того, как засадил главную криминальную организацию города за решетку, но что-то как-то не срослось. Я получил тогда серьезную премию. Гораздо более серьезную, чем те подачки, какие нам выплачивают ежегодно. Вот только не успел я на радостях их пересчитать как меня вызвал в кабинет начальник и сказал: «Знаешь, Норман, те денежки… Ну-у, не все они принадлежат тебе». По правде говоря, я вообще почти ничего не получил. Что же будет мне урок. Я верю в свои идеалы и обычно мне претит общение с преступниками, а мой начальник как раз был им. Взяточник и крохобор. Да и коллеги в порывах зависти начали насмехаться надо мной: «Эй, смотрите, это же Норман, как там твои макаронники?». Боже меня упаси на такое обижаться, я не семиклассник, в конце концов. Но когда дело дошло до продырявленных покрышек я решил, что с меня хватит. Обычно потеря работы это дело печальное, но, черт подери, я ничуть не грустил о том, что покидаю ублюдков и ленивцев. Я найду свой путь к справедливости. Как уже находил, в тот раз, когда помог выжить одному гангстеру ради того, что бы засадить гангстеров остальных. Я займусь частным сыском, думаю, это поможет продержаться на плаву. Во всяком случае, я все равно ничего другого не умею. Вот только об одном я жалею, что не всех засадил, кого стремился. Но, теперь уже не мне решать, кого сажать, теперь это будут решать мои наниматели.
Отправился я в Хобокен, там у меня съемная квартира, в которой я живу последние пару лет. По дороге я заехал за небольшой бутылочкой виски, все же не каждый день теряешь работу, в лавке мясника я купил себе шикарный стейк, разок можно и позволить. На улице становилось темно, да и начал накрапывать мелкий дождик, хоть я был и в шляпе, которая защитит меня от дождя на первое время, но и она может промокнуть. Ну, ничего страшного, не растаю.
Не прошло и пяти минут, как я уже был в своей конуре. Пара комнат, в них кровать, небольшой стол, радио, томик О Генри на тумбочке, да вот и все убранство. А, ну и стулья, разумеется.
Я включил свет, что не слишком то помогло, ибо лампочка была всего одна и довольно тусклая, и сказал наугад:
- Как дела, Джой?
На мой зов поковылял грузный, бесформенный пес, дворняга дивной статности в молодости, но сейчас, к сожалению, развалина. На днях Джою стукнуло пятнадцать, для больших псов большой срок.
Аккуратно передвигаясь, что бы ничего не задеть, Джой нашёл меня и радостно сел на пол. Больше ничего радостного делать ему было не по силам, но меня устраивало.
Я снял плащ со шляпой и начал готовку еды. Сковорода была поставлена на огонь, и в этот момент в дверь осторожно постучали.
- Не заперто, Билл.
Это был Билл, больше некому. Он сдавал мне квартиру, за небольшую сумму, надо отметить. Я, как квартиросъемщик, нередко его у себя принимал.
- Как дела, Норман?
- Не жалуюсь. Вот только с работы сегодня ушел.
- Ушёл? – кажется, я смог пробудить в нем интерес – Но кто же будет ловить бандитов, кроме тебя? Не уж то тот болван Кэссиди?
- Может и он, если повезет. А с меня хватит.
Я брызнул на сковороду немного виски, это размягчит мясо и даст ему вкус как от барбекю.
- Ну а, что же стало причиной? – не унимался Билл, попутно пытаясь завести игру с Джоем, эти двое всегда были приятелями, одной крови, так сказать.
- Причиной стал сволочизм коллег, и верхних чинов.
- Сволочизм, говоришь? А ты принципиальный, я смотрю. И как же деньги теперь собрался зарабатывать?
- Эм-м… Пока займусь частным сыском. А там посмотрим…
- Посмотрим-посмотрим… Смотри, что бы оплата за квартиру была своевременной.
Пожалуй, я был слишком оптимистично настроен, раз уж поверил, что Билла интересуют мои проблемы, а не своевременная оплата.
- Я, когда уходил с работы, - задумчиво начал хозяин квартиры – Тоже был несколько опрометчив. А уже позже понял, что сначала стоило бы задать себе один вопрос: «Все ли ты совершил в своей сфере, чего добивался?». Не повторяй моих ошибок, подумай, все ли дела ты закончил. Всех преступников пересажал?
- Не всех, Билл, но теперь смогу это сделать в частном порядке.
- Да брось, Норман, в частном порядке ты будешь сажать тех, на кого тебе заказчик пальцем ткнет. А неужели нету у тебя принципиального соперника? Как Морриарти у Холмса?
- Есть. Вот о чем я действительно жалею, так это о том, что не смогу его самолично засадить…
- Тот самый гангстер-макаронник, подставивший своих корешей?
- Томас? Боже упаси, нет конечно. Я говорю о Катафалке.
- Катафалк? Что за имя такое…
- Это не имя, а прозвище.
- Никогда о таком не слышал.
- Не удивительно, широкой огласки эта история никогда не получала, да и преступник этот не из нашего города. Это, своего рода, городская легенда. Где то в неизвестном городишке, вроде нашего Лост-Хевена, во времена сухого закона якобы была одна гангстерская война, воевали лишь два клана, но делали это кровопролитно. И вот однажды, один из рядовых, путь и почетных, шестерок за один вечер порезал весь свой клан.
- Продался? Ну так что же удивительного…
- Нет, он не продался, иначе зачем ему орудовать самому. Он просто порезал всех и исчез. Двадцать смертей, у многих убитых семьи. Один выжил, потеряв лучшую часть тела. Он и сообщил нам эту историю, на тюрьму ему было уже плевать. Обезумевший маньяк-гангстер, вот кого действительно мне бы следовало поймать и посадить на электрический стул.
- Но ведь это легенда, Норман.
- Нет, Билл, я говорил, что он своего рода легенда, то бишь стал ею при жизни. Это вполне реальная личность, у меня было даже его досье, я знаю, как он выглядит, специально запоминал. Кстати, последний месяц ходят слухи, что он приехал в Лост-Хэвен, вот только я вряд ли теперь смогу его поймать…
- Не забивай голову, детектив, это все выдумки.
Я сурово посмотрел на Билла и тот несколько изменил свою фразу:
- Ну-у, в смысле, история может и правдива, а вот все эти слухи полная чушь. Нет, ну правда, если он так внезапно исчез, то откуда тогда людям знать, что он приехал в наш город?
- Билл, ты будешь мясо? – перевёл я стрелки разговора.
- Да, пожалуй не откажусь.
Мы молча принялись за трапезу. Сырые обрезки мяса я отдал псу.
- Итак, Норман, долго теперь будешь без работы сидеть? Детективная контора не за один день строится.
- Пара дней будет простаивать, а потом начну.
- Пара дней?!
- Ну, я ведь заранее готовился к увольнению, успел присмотреть себе умеренный по цене офис на Центральном Острове.
- Норман, но ведь Центральный Остров и умеренная цена вещи несовместимые.
Я усмехнулся и добавил:
- Умеренная для этой местности, разумеется, сама по себе то аренда довольно высокая. Зато люди из солидных организаций смогут попасть ко мне за считанные минуты.
- Люди еще ведь должны знать, к кому им обращаться, не так ли?
- Завтра я уже дам объявление в газете. Не думаю, что народ повалит рекой, но обычно один клиент может вытянуть всю контору. Главное, что бы дело попалось стоящее…
За окном грянул гром и тягучий осенний ливень начал затоплять улицы.*

0

2

Часть 1, глава 2


Следующий день ушел на оформление разнообразных документов аренды, я обставил офис, дал объявление в газете. Офис мой был на окраине Центрального Острова в противоположной от выезда из города стороне. Не могу сказать, что место мне нравилось, зато было близко к центру. Уже на следующий день я мог начать работу, благо лицензию частного детектива я получил заранее.
Утро выдалось пасмурным, но для этого времени года обыденным. Что же, сегодня мне предстоит почувствовать себя в шкуре одинокого волка. Звучит гораздо привлекательнее, чем есть на самом деле.

Читать далее

До офиса я добрался довольно резво, машин на дорогах пока было мало. Попав к себе в кабинет, я внезапно осознал, что собственно заняться то мне и не чем. В голове как то раскрывалась картина, в которой я в будничном порядке работаю со свидетелями, или осматриваю место преступления. Но в полиции работа сама идет в руки, а здесь надо еще дождаться клиента, обсудить с ним детали дела, возможно, даже поразмышлять, стоит ли с ним работать. В полиции как-то об этом не задумываешься. Ну, еще бы, возможности отказаться то все равно нету. А теперь я своего рода стал вольной птицей. Не знаю пока, принесет ли мне это больше пользы или осложнений.
Первый час я буквально сам себя развлекал: читал газету, глазел в окно, на спешащих на работу бизнесменов, размышлял, не стоит ли делать в кабинете перестановку. Видимо, мои услуги оказались не так заманчивы, как я рассчитывал.
Когда стрелки часов перевалили за десять утра, в дверь наконец постучали.
В кабинет вошел, что удивительно, мой знакомый из полицейского управления по имени Роджер. Крепко сбитый, мощный мужчина, когда мы в последний раз виделись, он был простым патрульным, но хоть с казенной машиной.
- Ну здравствуй, детектив – слово детектив он сказал с неприятной долей сарказма.
- Как дела, Роджер?
- Я присяду, ты не против?
- Если ты по делу, то садись.
Роджер сел напротив меня, закурил сигарету и сказал:
- Я не по делу, Норман, просто решил проверить, как старый знакомый устроится на новом месте.
- Устроился я нормально, можешь уходить, не трать то время, которое я мог бы потратить на клиентов.
- Что-то я не заметил, что бы в прихожей был хоть один клиент. Или, ты со всем по телефону договариваешься?
Я молча достал сигарету, ожидая, когда Роджер начнет говорить по делу, но тот молчал. Тогда я выпустил клуб дыма под потолок и примирительно начал:
- Ладно, валяй, зачем пришёл?
- Хочу узнать, каково это такому именитому копу менять место работы.
- Ну и? Узнал?
- Колись, Норман, что было не так? Ты после того, как засадил Сальери в тюрьму, мог как сыр в масле кататься.
- Мог. В теории. Я не пойму, Роджер, ты от начальства сюда пришёл? Официально хотите вернуть меня на работу?
- Нет, Норман, начальство не имеет к этому никакого отношения. Я просто на днях подумал, ну, вот про то дело. Ты ведь не всех гангстеров засадил за решетку. Один остался в живых. И переехал в…
- Слушай, Роджер, это плохая тема разговора. Лучше расскажи, как там…
- А ты дослушай меня до конца, Норман. – Роджер вмиг похолодел – Я начал этот разговор неспроста. Ты ведь, если помнишь, единственный, кто знает, куда переехал преступник, по имени Томас Анджело. Документы уничтожены, ФБР не проколется, а вот ты…
- Нет, Роджер – я старался хранить спокойствие, хоть меня и пытались вывести из себя – я не имею к этому никакого отношения, я не в курсе, куда Томас попал. Мое дело было представить доказательства следствию и позаботиться о том, что бы все улики попали куда следует. Остальное – работа программы по защите свидетелей.
По правде говоря, тут я лукавил. Я знал, куда попал этот гангстер. Я всецело этому противился, как раз боялся той ситуации, в которой могу стать связующим звеном. К сожалению, бюрократия не поддается уговорам, когда я подписывал пакт о неразглашении, я невольно узнал, что Тома Анджело переселят в Эмпайр-Бэй, город на другом конце штата.
- В общем так, Норман. У меня есть факт – местоположение этого бандита тебе известно. Спорь с этим, если тебе это так нравится, или не спорь, факт не изменится.
- А тебе какое до этого дело, Роджер?
- Лично мне? Никакого. А вот тем, кто меня нанял, дело до этого есть.
- Ах ты крыса. – я встал из-за стола – Решил продаться бандитам? Тем, на кого мы охотимся?
В ответ Роджер лишь рассмеялся:
- Не говори глупостей, Норман. Мы охотимся на маньяков, на прохиндеев, на тех, кто мешает жить обществу. А люди, чьи интересы я представляю, простые бизнесмены, это их работа.
- То, что они ходят в дорогих костюмах не делает их простыми бизнесменами, они убийцы и нарушители закона! Уж мне-то поверь, я их изнутри знаю.
- Твоё мнение в данной ситуации не слишком-то важно. А знаешь, что важно, детектив? Важно то, что после ухода из полиции тебе нужны деньжата. А достать их вот – он окинул взглядом комнату – вот в таком месте довольно непросто. Твои проблемы я решу без труда. И ты знаешь, что должен мне сказать всего-то название города. Представь, что ты играешь в города.
Хотелось ударить этого ублюдка по морде. Но я сдержался.
- Спасибо, Роджер, но я отказываюсь от твоего предложения.
- А это и не предложение. – он встал из-за стола, одел шляпу и направился к выходу – У тебя есть пара дней на то, что бы обдумать все как следует. Ну, бывай, Норман!
Я не ответил.
Ну вот, и как мне быть? Говорить, куда переселили Тома я точно не собирался. Один раз я уже помог мафиози, и хоть это было во благо, особой радости от своих деяний я тогда не испытывал. А теперь это не будет во благо и подавно. Чертовски миленькое начало новой рабочей жизни.
Ладно, выкручусь. Сейчас мафия вовсе не так сильна, пока не появились новые боссы. Надеюсь, это сыграет мне на руку.
Довольно скоро в мой кабинет постучали вновь. Теперь ко мне попал трясущийся от нервов худощавый джентльмен, который предлагал мне скудную сумму, явно взятую из пенсионных сбережений, в обмен на то, что я изобью какого то хулигана средней руки. Думаю, не стоит говорить, что я выпроводил этого бедолагу. Мда, не совсем так я представлял себе работу частного сыщика.
Когда дверь от уходящего мужчины почти закрылась, между стеной и дверью протиснулась нога, мешая закрытию. Глазам моим предстал дорогой, начищенный ботинок, а вслед за ним высокий, чертовски статный мужчина с вышколенными чертами лица, отглаженным черным костюмом в клетку, на английский манер, и шляпе-котелке. Он степенно кивнул мне, и поздоровался:
- Добрый день, детектив Норман. Можно присесть?
Я кивнул на сиденье, мужчина присел и с достоинством начал:
- Меня зовут Артур Мейсон, я представитель адвокатской конторы…
- «Мейсон и компаньоны» - перебил я его – я слышал о вашей организации. Это ведь ваши работники, если не ошибаюсь, защищали мистера Сальери в суде? – я позволил себе нотку иронии в голосе – насколько я знаю, не слишком-то вы хорошо поработали.
- Разве? – адвокат удивленно поднял одну бровь – Мы ведь спасли его от электрического стула. Я считаю, это достойный результат.
- Артур, что привело вас в мою контору?
- Конкретно в вашу меня привел ваш превосходный послужной список, детектив.
Ох, и не люблю я таких льстецов. Как будто я от этого стану к нему лучше относиться.
- Ну, а услуги ваши мне нужны в раскрытии одного, скажем так, неочевидного дела.
- Неочевидного? В смысле?
- В таком смысле, что необходимо раскрыть убийство, которое все принимают за ненасильственную смерть.
Похоже, Артур нарочно избежал слова «несчастный случай», что бы не скатиться в стереотип. Ох, кто бы знал, скольких людей на своем веку я повидал, которые принимают за убийство вполне рядовую смерть. С  другой стороны, деньги не пахнут, я вполне могу попытаться решить проблему, выкачав из излишне подозрительного адвоката немного денег.
- Расскажите мне поподробнее, мистер Мейсон, чье… кхм… убийство мне надо расследовать?
- Этот человек, он мой добрый друг и коллега. Джонатан Парк, его имя. Думаю, завтра вы увидите его в некрологах. Так вот, этот человек вчера вечером направлялся в нашу контору, но попал в страшную аварию. Он ехал по мосту Терранова, как вы понимаете, немного разогнался, а затормозить не получилось. Полиция подтвердила неисправность тормозов, но дело заводить не стала. Вот, собственно, почему я и попал к вам.
- Мистер Мейсон, но раз дело не заведено, возможно, потому что это просто совпадение? В полиции не остолопы работают, если бы повреждения тормозов были извне, то они бы немедленно…
- Не продолжайте, детектив, я прекрасно знаю, как работает наша полиция. Если можно спихнуть дело на несчастный случай, они сделают это.
Я тяжело вздохнул. Ну вот как ему объяснить?
- Артур, давайте присваивать вероятность такого убийства исходя из марки автомобиля, на какой машине ехал Парк?
- У него был среднего пошиба Болт, пятилетней давности.
- Ну, вот видите, Артур, у машин такого класса поломки не редкость. Кстати, а почему престижный адвокат вообще использует Болт для передвижения?
- Просто причуда, – неопределенно пожал плечами Артур – это был первый его автомобиль, и он не хотел его менять.
- Похоже, что зря.
- Нет, детектив, машина тут не причем. Если вы читали газеты за прошлый месяц, то вы наверняка знаете об аварии, в которой погиб известный меценат, который ехал отнюдь не в дешевой машине, у него был двухместный родстер Целест.
- Я знаю историю Гэвина Тревора, там я согласен, имело место убийство. Но ведь мы все знаем, как Тревор был повязан с криминалом, он просто перешёл дорогу не тем людям.
- Я бы согласился, детектив, только вот Тревор был нам отнюдь не чужим человеком. Он спонсировал наше дело, еще когда мы только открылись в двадцатых, так что, можно сказать, уже двое моих знакомых погибли при одинаковых обстоятельствах.
- Ага, значит вы боитесь за себя?
- Не без этого, – лицо Артура оставалось каменным – я не хочу стать следующей жертвой.
- Жертва не может появиться без мотива. – я развел руками – У кого могут быть причины убивать таких разных и, будем откровенны, слабо знакомых людей? Тревор спонсировал вас в двадцатые, ну а сейчас?
- Мы… - Артур замялся – Мы виделись иногда, в основном по праздникам. Не забывали старую дружбу. Потом, иногда его связи нам помогали в работе с клиентами.
- Но регулярного общения у вас не было?
- Нет. – Артур говорил несколько торопливо. – Не было.
Не покидало меня ощущение, что человек этот не хочет открывать всей информации. Речь, при вопросах о меценате, у него замедлялась, словно он придумывал на ходу. Ну, с другой стороны, я мог сам себе это внушить, а Артур просто задумывался, что бы точнее сформулировать вопрос.
- Мистер Мейсон, а не думаете ли вы, что убийца может и есть, но это просто никак с вами не связанный маньяк, предпочитающий убивать именитых людей?
Мейсон так быстро отрицательно помотал головой, что я подумал, как бы она у него не отвалилась.
- Ладно, Артур, я берусь за дело. Но давайте вот такой уговор: я не гарантирую результата, потому что сам толком не уверен, было ли это убийством.
- Хорошо, Норман. А как на счет цены?
- Фиксированной цены в такой работе нет, все постфактум. – по быстрому отмахнулся я. – Могу я начать расследование с вашей конторы?
- Конечно, Норман – Мейсон воодушевился – давайте я вас довезу, я на машине.
- Было бы неплохо. – ответил я, забирая ключи от офиса.
Автомобиль у Артура был что надо – двухместный спортивный «Тор 812 кабриолет» заказного, оливково-зеленого цвета. Внутри простор был небольшой, зато стиль неподражаемый.
На улице распогодилось, сквозь серые облака, низко висящие над городом, даже стало пробиваться солнце. Людей и машин на улице явно прибавилось, рабочий день был в самом разгаре, приближался полдень.
На самом деле я бы на месте богатея купил себе Фальконер, потому как эта машина всегда представлялась для меня крепкой и надёжной. Моё первое дело вне работы было, надо сказать, совсем не такое, каким я его представлял, но и этого вполне достаточно. Начну с конторы, ну а там, поспрашиваю, где обычно бывал Парк, если конечно  не найду зацепок в самой конторе. Это грязный бизнес, не удивлюсь, если Парка решили «подсидеть» таким образом, что бы сесть в нагретое кресло. Все ведь сравнивают адвокатов с акулами, убийство из-за конкуренции пока самый вероятный мотив.
- Наша контора находится здесь, но на другом конце острова, напротив Муниципалитета, - сказал Артур - знаете, мы решили переехать после того ограбления. Не ахти у нас и документация, на самом деле, но всё-таки куда спокойнее быть подальше. Я человек не суеверный, перестраховаться не мешает никогда. Как говориться…
- Артур, расскажите поподробнее о Джонатане.
- Что конкретно?
- О личности, например. Каким он был по жизни?
Артур задумался, я уж подумал, что решит промолчать, но он все таки сказал:
- Если честно… - он замялся, - сейчас у меня крайне мало времени, детектив, уверяю вас, десяти минут тут не хватит. Однако, я могу сказать вам, кто мог бы помочь. Это мой коллега, адвокат Гарри Форд. Он славный малый и охотно ответит на ваши вопросы.
- Гарри Форд? А разве адвокаты в вашей конторе не заняты своими делами?
- Форд, как я уже сказал, славный малый, но не карьерист. Он работает с небольшими делами, в которых занимать время крупному специалисту не выгодно, а в свободное время, коего у него достаточно, он работает… Ну-у, чем то вроде секретаря. Он мой помощник, вот пожалуй самое меткое обозначение, но и немного адвокат.
- Немного?
Артур виновато пожал плечами, так как толком выразить направленность профессии не мог. Впрочем, я его понял.
- Ну а этот Гарри Форд, он ведь не только с вами общается? С другими адвокатами знаком?
- У нас не такая уж большая контора, Норман, мы все друг друга знаем. Форд знаком со всеми адвокатами.
- Ну а был ли у Гарри смысл убивать Парка?
- Гарри то? – Артур улыбнулся.
Потом помолчал и долго, искренне рассмеялся.
- Что же такого смешного?
- Вот вы увидите Гарри, тогда и поймете, почему. Нет, детектив, ему вообще не было смысла убивать.
- Почему вы так категоричны? С этим человеком что то не так?
- Он совершенно нормальный, просто у каждого в жизни свои приоритеты.
Дальше мы некоторое время ехали молча, а потом, я как бы невзначай сказал, глядя в окно:
- Если у вас немного человек в конторе, то почему вы завоевали такой престиж?
- Грамотное управление, друг мой. Главное это – тут Артур осекся и замолчал.
- Главное что? – переспросил я.
- Что? А, главное это хорошо себя зарекомендовать. – по-быстрому ответил Артур.
Вскоре мы прибыли на место. Тор остановился как раз напротив Муниципалитета, рядом с входом в контору. Снаружи это было двухэтажное здание, покрашенное в белый цвет, с большими окнами, выходящими на улицу. Ничего примечательного, на самом деле, кроме, разве что самой вывески, не было. Артур пошёл первым, я направился следом за ним. Судя по звону колокольчика, дверь была устроена так, что бы внутри сразу же слышали о прибывшем посетителе. Да, так оно и получилось. Не успели мы пройти и нескольких шагов по коридору, с солидными зелеными обоями, как перед нами, за стойкой регистрации, к которой мы подошли, появился невысокий человек, в дорогом иссиня черном пиджаке. Да, тут все одеты с иголочки, сразу видно, их дела процветают.
- Добрый день, мистер Мейсон, - поприветствовал он директора слегка высоким голосом, - сегодня вы гораздо раньше обычного. А кто это с вами?
- Это детектив Норман. Джим, скажи, Гарри уже пришёл?
- Да, мистер Форд как всегда на своём рабочем месте с раннего утра. Тем более работы свалилось на него немало, бедолага…
- Спасибо, Джим, - он сделал легкий поклон головой, - идёмте, детектив.*

0

3

Часть 1, глава 2


Хоть сама конторка и была небольшая, но чувствуется, что дела их шли очень хорошо, потому как дубовая лестница, по которой мы поднимались, была сама по себе красиво выполнена, но кроме всего прочего пол был устлан ковром,  который очень уж подозрительно напоминал бархат по крайней мере, на первом этаже, где я был. Разумеется, мы не стали заходить в глубину коридора, а поднялись по лестнице у самого входа.
Вновь задумавшись, я чуть не столкнулся с одним из клерков, который спускался сверху с большой пачкой документов в руках. Да уж, стоит быть осторожнее.

Читать далее

Верхний коридор представлял из себя совершенную копию нижнего, с той лишь разницей, что стойки не было, а так всё тот же длинный ряд дверей по краям.
Артур открыл четвёртую от лестницы дверь, по правую от нас руку.
Комнатка была очень просторной и уютной. Первой, что бросилось в глаза, это, конечно же массивный стол, стоящий напротив самого окна. Сбоку от него находился большой шкаф с различными дверцами, две из которых были стеклянные, сквозь которые был виден небольшой набор различной посуды, в том числе и изысканные бокалы. Стены как и всё остальное, имели цвет дерева, а на полу лежал всё такой же зелёный бархатный ковёр. Создавалось очень приятное впечатление летней веранды. Рядом со столом находилось два вместительных кресла. Сидевший здесь , по видимому, Гарри Форд, тот час же приподнялся и поприветствовал нас.
На вид ему было лет тридцать-тридцать пять. Мужчина этот, судя по виду, был настоящим франтом, таких обычно любят женщины – одет с иголочки, костюм выглажен, рубашка, словно случайно, не застёгнута на две верхние пуговицы, а шею, вместо классического галстука, украшал шёлковый шейный платок светло-кремового оттенка, мужчина этот носил тонкие, аккуратно подстриженные усы, а волосы зачесывал назад, не скупясь на гель. Единственным минусом этого человека был рост – он был небольшой. Нет, не коротышка вовсе, но к такой внешности любой изъян будет заметен. Когда он завидел Артура, то сразу широко, искренне улыбнулся, на меня же он внимания не обратил, словно я вполне себе обычная часть интерьера.
- Гарри, тут вот детектив Норман, я попросил его расследовать дело гибели нашего друга Джонатана, ты не мог бы уделить ему своё время?
- Да, конечно, Артур, - голос у него был совершенно спокойный, басовитый, что совершенно нехарактерно для низкого человека - присаживайтесь, детектив, чем я могу вам помочь?
- Доброе утро, мистер Форд. Мистер Мейсон сказал, что вы могли бы рассказать мне о том, кем был ваш друг и коллега. Я хотел бы узнать о нём более подробно.
- Конечно, я с удовольствием вам помогу. Что конкретно вас интересует?
На вид этот человек был само обаяние. Артур тем временем уже ушёл.
- Я думал, начать своё расследование с вашей конторы, узнать, где он работал и что делал. У него есть родственники?
- На счёт родственников… Дайте подумать… Да, я слышал, у него была жена, но по моему, они разошлись за долго до его смерти. На самом деле вам лучше узнать о нём в баре Помпеи, он часто находился там в обществе своих друзей, если только таковых можно назвать друзьями, и любил азартные игры, игра в покер была для него привычным делом.
- Значит, говорите, увлекался покером? Вы не считаете, что это могло бы стать причиной той аварии?
- Нет, вряд ли, - он горько усмехнулся, - Джонатан всегда знал, когда следует остановиться. И он никогда не употреблял спиртного, это я вам могу сказать абсолютно точно.
- Ну, а может у него были недоброжелатели, кто хотел его смерти?
- Нет, нет, уверяю вас, никаких врагов он не имел. Ни внешних ни тайных.
Я тяжело вздохнул. Кажется, с наскоку раскрыть дело не выйдет.
- Ну хорошо, могли бы мы взглянуть на его кабинет?
- К сожалению, детектив, это невозможно. Ключи в момент трагедии находились у Джонатана.
Что то скрывают?
- Ну что же, тогда ладно. А как звали его жену и где я мог бы найти этих его, как вы говорите, приятелей?
-Жену зовут Эшли Уилсон, она решила не менять свою фамилию, знаете ли, новая мода такая… Только, детектив, будьте осторожнее… Крайне скандальная особа.
- Хорошо, я учту это, а где я мог бы её найти?
- Где и обычно, мистер Норман, она проводит все дни в обществе некоего мистера Грина, Льюиса Грина, одного из приятелей Джонатана. – голос его как будто бы оживился, показалось, что он испытал облегчение от того, что допрос окончен, - Не исключено, что у них взаимная симпатия. А найти их можно только в ресторане «Радуга», такое популярное место стало…
- Я понял, благодарю. Могу я спросить, скажем, один скверный вопрос?
- Сколько угодно.
- Мог ли быть убийцей кто то из «своих»? Из адвокатов?
- Да вряд ли, мистер Норман. У нас такая система в заведении, что убийство коллеги не дает выгоды.
- Но ведь кто то займет его место?
- Совсем не обязательно. Мы не даем ранг работнику просто так, за то, что кроме него никого нету. На рассмотрение потенциальной кандидатуры уйдет ровно столько же времени, сколько если бы Джон был жив. Это наш принцип работы.
- А как же вы держитесь на плаву без должностной системы?
- Мы же не фабрика – с улыбкой развел руками Гарри – нам не обязательно, что бы на место Джона нашёлся кандидат, наш штат может работать автономно.
- Значит, убийство коллег отменяется.
- Во всяком случае, ради должности точно.
- Ну а из личных соображений?
- Адвокаты в нашей конторе редко пересекаются, так что дальше коллегиальных отношений редко заходит дело, а в коллегиальных отношениях все обычно дружелюбны, ведь мы работаем на одну и ту же фирму.
- И никаких недовольств на фирме?
- Никаких. Мы процветаем, имеем солидный доход, стабильную страховку… Нам просто не из-за чего ругаться.
- Ну а вы лично – я немного ушел от темы разговора – как оцениваете обстановку в конторе? – сказал я и закурил. Не то что бы я хотел, но стряхнуть пепел в мраморную пепельницу, которая стоит на дорогом дубовом столе – святое дело.
- Обстановка, как я уже сказал стабильная. Я не очень понимаю, что вы хотите узнать.
- Я хочу узнать вот что: может ли быть такое, что убийцей стал кто то из бывших ваших клиентов.
Гарри задумался.
- Н-не знаю, Норман, вот тут лучше спросить у Артура. Я почти не работаю в этой сфере, не могу сказать.
- Но вы же адвокат.
- Да.. Хм, конечно я тут работаю адвокатом, но… Обычно я секретарь.
- А числитесь адвокатом? – удивленно спросил я. Гарри сконфузился.
- Я не слишком хорош в своем деле. Точнее, провальных дел у меня не было, но сложных клиентов я не беру. Не очень то я это люблю…
- И зачем же тогда здесь работать?
- Мне нравится атмосфера, знаете, тут все так солидно, опрятно. Это по мне. А вот адвокатское дело не особо по мне, поэтому я и секретарем работаю.
Вот теперь я понял, почему рассмеялся Артур. Нет, это было не особо смешно, но суть ясна – Гарри просто плевать на адвокатов, ему лишь хочется почувствовать себя крутым бизнесменом. А для такого не обязательно убивать Парка.
- Благодарю вас, что уделили мне время, мистер Форд. До скорой встречи.
- До свидания, детектив.
Похоже, у меня две зацепки: жена Джонатана, а так же его азартное увлечение. Хоть Форд и сказал, что в игры Джонатан играл умеренно, я то знаю, как на самом деле бывает.
Направляясь к выходу из конторы, я думал о том странном обстоятельстве, как у жены появилась симпатия совершенно к другому мужчине, к тому же и приятелю мужа? Может, она спланировала что то? Не исключено, что таким образом она захотела их поссорить. Но зачем... Может, дело в деньгах или собственности мужа? А может, это просто банальное совпадение, а я тут пытаюсь найти какой то скрытый смысл. Ну ничего, доеду до ресторана, там посмотрим, что к чему. Вновь позвонил колокольчик, и я оказался на улице. Начинало моросить. Нужно было найти остановку трамвая. Чёрт, какие же они неудобные, хоть и бесплатные. Никогда не знаешь, где он остановится. Но в этот раз мне повезло и далеко идти не пришлось.
Хоть очевидных версий и не было, я чувствовал себя в своей тарелке. Сумбурность прошедших дней ушла, оставив мне холодный разум.
Я вновь чувствовал себя настоящим детективом
Расположившись на заднем сидении трамвая, я мог спокойно подумать об этом деле, благо что времени было не меньше десяти минут.
Итак, мотив мы имеем, в принципе, достаточный для того, что бы подстроить смерть мужа. Вполне возможно, что этот самый Грин является соучастником убийства. Но с другой стороны, зачем всё это делать ему? Какой мотив может быть у него? Часть денег? Не думаю, скорее всего он человек не самый бедный, да и репутацией наверняка должен дорожить. Кроме того, они были хорошими приятелями. Не думаю, что тут есть какой-то адекватный мотив, но ведь как иначе объяснить? Нет, это дело сложное, и случайностью явно не пахнет. Что то туманное. Ладно, разберёмся, как раз приехали.
Выходя из трамвая, я попал под струю воды от проехавшего мимо меня автомобиля. Замочил все штаны и плащ. Ну ничего, надо привыкать к этому. В каких только местах ещё придется побывать, кто знает?*

0

4

Часть 1, глава 2


Перейдя дорогу, я оказался прямо на стоянке перед рестораном. Машин было довольно много для этого времени дня. Наверное, внутри ресторана банкет. В любом случае, мне нужны лишь два человека.
Дверь подалась с трудом, видимо, во время дождя что то плохо срабатывает.
Оказавшись внутри, на меня сразу пахнуло духотой и ароматом цветов. Людей внутри было очень много, все они бегали, суетились, похоже, готовится действительно какой то банкет. Все шесть столов были аккуратно накрыты белыми скатертями, на каждом стояла ваза с цветами и уже лежали столовые приборы. Кое как протолкнувшись между людьми. Я добрался до стойки администратора ресторана. На ней так же был идеальны порядок, а подошедший ко мне хозяин, Микки Дорино, невысокого роста, крепко сложенный человек, с копной кудрявых волос, которые уже начинали седеть. Он прямо таки сиял чистотой и излучал жизнерадостность. На его фоне я смотрелся просто самой серостью. Поздоровавшись с ним, я сразу же перешёл к делу.
- Доброе утро, Микки. Чашку кофе, пожалуйста.

Читать далее

- И вам добрый день, детектив. Уже на ногах с самого утра? Осторожнее, не испачкайте..
-  А, да, конечно.. – я отшагнул от стойки, - Послушай, я ищу здесь мисс Эшли Уилсон, не подскажешь, где её найти?
- Ха-ха, а вы знаете, где копать, детектив… - прищурился он, - Так ведь этот банкет по случаю её обручения! Выходит замуж за мистера Льюиса Грина, одного из совладельцев таксомоторной компании в нашем городе.
Вот это поворот… Не успела овдоветь, как сразу же выходит замуж. Что ж, вот, пожалуй, и мотив…
- И всё же, мне бы поговорить с ней. Знаешь, я тут веду расследование относительно гибели..
- Не продолжайте, я вас понял. – он остановил меня рукой, -  Сейчас найду её.
Он ушел куда то в зал и меньше чем через минуту подошёл в компании высокой, очень худой и довольно бледной женщины. На вид ей можно было бы дать не меньше тридцати пяти лет. Да, вид у неё был крайне болезненный.
- Мисс Уилсон, позвольте представить вам детектива Нормана, он расследует обстоятельства гибели вашего..
- Да, понимаю, - голос у неё немного дрожал, но был натянут, так, как будто бы она боролась с чем то, - детектив, у меня не так много времени, но я могу уделить вам несколько минут. Что вы хотели бы узнать?
- Во первых я хотел б узнать имена приятелей мистера Парка, это сейчас волнует меня больше всего.
- Ну что же, детектив. Дайте подумать. – голос её принял тон скороговорки - Он дважды в неделю ездил в клуб Палермо, там у него проходили вечера за карточными играми в компании как раз этих самых приятелей. Я их не знаю, кроме мистера Грина, с которым муж меня познакомил, если хотите, можете спросить хозяина клуба. А сейчас мне нужно идти, извините.
Странно это всё. Все ссылаются на кого то, объясняя это тем, что не знают никого или же у них не хватает времени. Такое чувство, будто бы мистера Парка не очень то любили в обществе. Возможно, тут скрывается нечто большее, чем просто тяга к азартным играм. Мне следует поговорить с мистером Грином, надеюсь, что смогу найти его в этой толпе.
Именно в этот момент ко мне подошел Микки.
- Ну как, узнали что вас интересовало?
- Не всё, не всё. – всматриваясь в глубь ресторанчика, ответил я, - Мне бы поговорить с Льюисом Грином..
- Увы, детектив, он только что уехал по срочному делу. – развел в сторону руки хозяин, - Скоро тут ожидается банкет, сами понимаете..
- Да, конечно, я понимаю. Всего доброго. Мне пора.
А на улице вновь появилось солнце. Погода издевается надо мной сегодня, это точно. До Палермо лучше доехать на такси. Так будет быстрее, день короток, а мне ещё следует заехать чёрт знает куда.
Заранее расплатившись с первым же попавшимся таксистом, я стал вновь обдумывать это дело.
Запутанная история с несколькими неизвестными. Факт есть – человек погиб в автокатастрофе. Друзья, коллеги, его жена, все уклоняются от прямого разговора о нём, ссылаясь на какие либо обстоятельства. С его приятелем вообще не удалось поговорить. Ладно, посмотрим, что даст мне поездка в клуб Палермо.
Погода становилась всё лучше и лучше, и скоро стало действительно жарко. Вид с моста Терранова, который открывался мне на просторы водной глади и города, был по истине великолепен. Но сейчас не время любоваться городом, нужно было идти дальше по расследованию.
Итак, значит дважды в неделю в клубе Палермо проводятся светские вечера, которые практически всегда переходят в карточные игры. Будь я в полиции, то непременно сообщил бы начальству обо всём этом. Но я теперь сам по себе и не имею к полиции никакого отношения. И конечно же, эта свобода дала мне новые возможности, да и репутация, я надеюсь, теперь станет лучше. По крайней мере, если ты полицейский – то двери многих заведений для тебя закрыты, да и люди относятся по другому.
Клуб Палермо стал таким неким местом для сходки всей элиты города, мол, есть какая то романтика – покутить в месте, в котором когда то была мафиозная висковарня. По крайней мере, так о нём рассказывают. Я там был лишь пару раз, но видел совсем не много из того, что мог бы увидеть. Сейчас ситуация иная. Посмотрим, что к чему. Да ещё и приятелей Джонатана Парка найти нужно.
Что ж, вот и добрался я до места. Дорога не заняла много времени. Несколько минут и такси остановилось напротив двухэтажного здания, выполненного в стиле обычного завода, или даже склада. Вход в клуб находился на углу тротуара и шел диагонально, совершенно не стесняя никого. Неторопливо перейдя через дорогу, я направился прямиком туда. Первое, что я увидел, был небольшой коридорчик, уходящий куда то внутрь. Выполнен он был очень изящно и красиво. Мягкий ковёр шел от самого входа. Стены, потолок, пол – всё было выполнено в едином оттенке красного. А стены были ещё и обиты деревом. Смотрелось это всё просто превосходно. Пройдя немного дальше я попал прямиком в огромный зал со множеством столов, которые шли на небольшом отдалении друг от друга и были совершенно одинаковы. На четырёх человек, скорее всего, для парной игры. Да, а мест здесь немало. Сам зал был оформлен абсолютно так же как и коридор. Внутри было тепло и уютно.
Пока я разглядывал это всё, ко мне подошёл детина под два метра ростом, в черном костюме недорого покроя. Лицо его было тоже далеко не из приятных.
- Что нужно? – басом спросил тот, гробовым тоном -  Это частная территория, вы член клуба?
- Нет, я частный детектив. – показывая свою лицензию, ответил я, - Меня зовут Норман. Могу ли я поговорить с кем-нибудь, кто знал бы мистера Парка?
- Мистера Парка? Зачем вам это? Кто вас послал?
- Я не намерен называть ничего из этого. Мне нужен лишь кто-то, кто мог бы знать мистера Парка. Есть тут такие?
- Назови мне хоть одну причину, почем я тебя не должен вышвырнуть?
- Вот первая. – сказал я, доставая купюру из кармана – Вот вторая. - еще одна банкнота попала в мою руку  - Вот третья.
Три купюры, немалого номинала, перекочевали в руку охранника.
- Что ж… - он замялся - Идите за мной.
Мы зашли в соседнюю комнату, она была гораздо меньших размеров, скорее, это был просто кабинет или комната отдыха. В ней располагалось два дивана и несколько кресел. Около окна, смотря на улицу, стоял высокий, стройный человек и курил трубку. Обернувшись, он посмотрел на нас, и дал знак охраннику выйти. Лицо его было слегка вытянутым, загорелым. Серые глаза смотрели проницательно, а из за густых усов и трубки я не мог толком разглядеть выражение его лица, губ.
- Присаживайтесь. – голос человека был чистый, звонкий, как будто детский, -  Чем я могу быть вам полезен?
- Я один добрый друг мистера Мейсона, начальника Парка. - поприветствовал я его в ответ - Помогаю ему разобраться со смертью друга. Мистер Мейсон сказал, что вы можете помочь…
- Друг мой, вы пришли куда надо, - достав коробку сигар, он протянул её мне -  Может, сигару?
- Благодарю. – я с удовольствием взял сигару, заодно возместив потерянные на охране деньги.
- Угощайтесь. Так что же вы хотите узнать о нём?
- Как утверждает Артур, это не просто смерть, это убийство, и оно крайне запутанно и без каких либо деталей я не могу двигаться дальше. – я старался сохранять размеренный тон, спокойный голос - Его жена сказала мне что в клубе Палермо проводятся дважды в неделю небольшие вечера… Где её муж бывал всегда.
- Будь вы полицейским, друг мой - он нагнулся вперёд - вам бы не выйти отсюда живым, но так как никакого отношения к полиции вы не имеете, я могу с чистой совестью рассказать вам всё, что требуется. Вы хотите знать о Джонатане? Что ж, пожалуйста.
Мужчина раскурил сигару и продолжил:
- Хоть он и был приятным человеком и собеседником, однако на самом деле не стоит думать, что он совершенно святой. Это совершенно не так, детектив. Я скажу вам лишь, что его довольно сильно недолюбливали многие. Но не за какие то тёмные делишки, которые, как ходят слухи, он проделывал, и даже не за его заядлое желание игры в покер, а просто из-за его тяжёлого характера. Порой он был совершенно невыносим.
- Но разве за это убивают?
- Вот и я о том же думаю, детектив, разве за это стоит убивать? Врагов у Парка не было и быть не могло. Он никому не мешал. На счёт его гибели я могу сказать так – скорее всего это просто нелепая случайность, поймите меня правильно, я вовсе не выгораживаю кого то из общества, в котором находился Джонатан, а просто говорю как оно есть. Никому не пришло бы в голову убивать его. Он был тихий малый, с ним порой было даже весело, - резко изменив голос на более тихий, он добавил, - Увы, это всё, что я мог бы сказать.
- Вы сообщили о каких то делишках, что это может быть, не знаете?
- Не верьте слухам, друг мой, не верьте. – и снова голос его был таким же звонким как и раньше, - Это всё полная ложь. Но если хотите знать, да, говорят, будто бы однажды он совершил акт «благотворительности» в фонд несколько отдалённых от закона людей. Но я не думаю, что они как то причастны к его смерти. Я склоняюсь к тому, что всему виной простая случайность.
- Больше вы ничего не знаете?
- Увы, я высказал вам все свои предположения. Если у вас появится какая то информация, - он протянул руку, вставая с дивана, -  сообщите мне, хорошо?
- Да, я сообщу. – пожав её, ответил я, - Что ж, ладно, раз вы больше ничего не знаете, тогда я, пожалуй, поеду.
- Да, конечно, не смею вас задерживать,- он вновь подошёл к окну, - Всего вам доброго и удачи в этом нелёгком деле.
Вот вам и Джонатан Парк. С виду тихий человек, по словам его друзей, не имеющий врагов. Однако он в итоге погибает так странно. Случайность? Очень похоже, что да. Если это так, тогда мне нечего делать и придётся искать в другом месте, но вдруг это не просто случайность? Тогда мне следует ещё раз опросить всех, и на этот раз более тщательно. А не почуют ли они угрозу для себя? Вдруг изменят разговор или начнут увиливать? Черт их всех подери. Норман, ты становишься параноиком. Почему это всё просто не может оказаться случайностью? Хватит, пора ехать. Подумаю лучше дома, за чашкой крепкого кофе.
А на улице опять налетели тучи и пошёл хлестать дождь. Погода сегодня явно странная…*

0

5

Часть 1, глава 3


Когда я приехал на улице уже давно господствовала ночь, так что я тут же завалился спать. С Джоем, на мою радость, погулял Билл, он любил это делать и обычно если я не возвращался домой до семи вечера, то на прогулку выходил он. Уж тогда Джою было не сладко, потому что старой собачке приходилось гулять по парку никак не меньше пары часов – Билл очень уж любил пешие прогулки. Но, к сожалению, избавить пса от таких страданий я не мог, ибо теперь я сам как пес. И сплю крепко как пес, потому что как пес весь день что то вынюхивал.
Забавная получается аналогия… Хотя, не очень.

Читать далее

Утро встретило меня хмурым ливнем. Словно компенсация за то, что вчера дождь так толком и не начался.
Кормиться пришлось чем бог послал – дыркой от бублика, холодильник давно пустовал.
Проснулся я рано, так что позволил себе прогулку с Джоем.
Погода мешала нормально гулять, обычно в это время я люблю поразмышлять о насущных делах, но и теперь я пытался сформулировать свое виденье картины происходящего.
В первую очередь, я отмел для себя версию с женой убийцей, хоть вчера она мне казалась весьма правдоподобной, тогда во мне все же играли эмоции, прыткость от нового расследования. Но после долгого, размеренного сна, я охладил голову и теперь понимал, что толкового мотива у женщины нет. Ну правда, она развелась с Парком довольно давно, теперь нашла себе нового мужа, в целом эта женщина вполне себе счастлива, хоть на вид это не очень то похоже. Претендовать на деньги бывшего супруга она не имеет права, алименты отменяются ввиду отсутствия ребенка. Конечно, тут могут быть скрытые мотивы, но мне не давала покоя другая версия.
Версия с игорной зависимостью. Пусть Гарри и сказал, что человек этот знал меру, пусть Джонатан не пил за игрой, но всё же игроки редко бывают адекватными.
По себе знаю.
Азартные люди задалживают деньги ростовщикам с регулярностью, достойной лучшего применения, к тому же не редки случаи, когда они делают это втихую, когда никто из знакомых не в курсе, ровно до тех пор, пока беднягу не убивают, оставляя на теле убитого игральную карту – что бы все поняли, за что был убит игрок. Да, ростовщики пафосные люди, ничего не попишешь.
Но еще меня привлекала имена эта версия тем, что ее можно связать с убийством известного мецената Гэвина Тревора, ведь он тоже мог попасть за карточный долг, а убийство в автомобиле – визитная карточка ростовщика. Да, это выглядит несколько не убедительно – два некогда знакомых, но позже разошедшихся по жизни человека попадают в лапы одного и того же ростовщика, но по крайней мере убедительнее, чем одиночное убийство Джонатана от рук миссис Уилсон, а инцидент с Тревором просто совпадение.
Черт, а ведь я начинаю втягиваться в это дело! По началу вообще не считал это убийством, а теперь даже верю, что это могло быть серией убийств! Однако!
Но была еще одна зацепка. Кабинет Парка мне показывать отказывались наотрез. Конечно, Гарри сослался не такие резвые обстоятельства, но все же, неужели у конторы нет дубликата ключа? Сегодня я вновь попытаюсь проверить кабинет, и если мне откажут, то тут явно что то не чисто. Только я тогда не понимаю, зачем меня нанимать, если контора сама повинна в убийстве Джонатана? Возможно, Артур не в курсе, но и Гарри вне подозрений – он явно не того пошиба персона. Да и даже если бы контора что то скрывала, то за один день они бы уже успели убрать то, что не хотели мне показывать. Но попытка не пытка, все равно это мой запасной план. На первом месте пока бар «Помпеи», сегодня я должен его проверить.
Закончив мучительную прогулку, во время которой я весь промок, я сел в Болт, да и отправился сразу в Хобокен. Я и жил в этом же районе, так что ехал от силы пару минут. На часах тем временем было лишь полвосьмого, так что я даже успевал застать персонал ночной смены, который обычно находится в барах до восьми утра.
В бар я попал не в самом презентабельном своем виде, но судя по убранству я выглядел под стать заведению. Тесное, темное место, куда не ступала нога неподкупного полицейского, рассадник преступности в целом и нелегального покера в частности.
Пройдя по липкому полу пару метров я оказался возле барной стойки, чему был несколько удивлен, ибо в таком мраке с трудом различал очертания предметов.
Ко мне тут же обратил свой взор бармен, не слишком приветливого вида.
- Доброе утро. – сказал я ему.
В ответ тот так зевнул, что я начал опасаться за целостность его челюсти.
- Эй, я тебе говорю! – я пощелкал пальцами перед его лицом – Виски на три пальца налей, пока я не сделал это за тебя и бесплатно!
Тот несколько оживился, налил мне виски, а потом не то что бы заинтересованно, но все же спросил:
- Не рановато ли для виски?
- Скорее поздновато.
Тот хмыкнул и ушел вглубь стойки к другим клиентам. Я дал ему время закончить с ними, а так же дал время виски всосаться в кровь. Через пару минут я вновь позвал бармена.
- Что, еще налить? – на этот раз в его голосе слышалось удивление.
- Эй, хочешь заработать сто баксов?
- Кто ж не хочет…
- Тогда помоги мне в одном деле.
Тот сразу потерял интерес.
- Если мне для этого надо будет выйти дальше, чем на метр от стойки, то катись ты лесом.
- Надо лишь ответить на один вопрос.
- Деньги вперед.
- Ну конечно, еще чего вздумал, я же не уверен, что ты знаешь ответ.
- Если вопрос не по таблице умножения, то я гарантирую, что отвечу тебе.
- Давай сыграем в турка?
- В смысле?
- Игра такая. Кладется купюра, накрывается стаканом из под виски. – я достал смятую купюру и закрыл ее – а потом я мы совершаем сделку: с меня вопрос, с тебя ответ. Если ты действительно ответишь по делу, то деньги твои.
- Ага, а если ты их незаметно вытащишь?
- Стакан то прозрачный, дурья ты башка.
- Хорошо, но в чем соль? Почему это называется игрой?
- Соль в том, что на размышления у каждого игрока пара секунд, как у тебя, так и у меня, так что если я слишком задумаюсь с нужностью мне твоего ответа, ты можешь забрать деньги себе. Ну так что, играешь? Даю две секунды на размышление…
- Я в игре – не задумываясь ответил бармен.
Так я и знал. Такой же азартный, как и ночные посетители этого бара.
- Что ж, бармен, я оплачиваю долги безвременно почившего Джонатана Парка, назови мне имя и адреса человека, которому он задолжал, тогда и получишь куш..
- Его зовут Питер Селдон, он ростовщик, проживает в квартале миллионеров, дом номер пять.
Я сделал вид, что задумался, бармен попался и вырвал себе купюру из под стакана.
- Ну хорошо, до встречи. – буркнул я и бодрым шагом направился на выход.
- Стой! – крикнул он мне, когда я почти ушел – Но тут всего доллар!
Но было поздно, я вышел на улицу, а через пару секунд уже забрался в автомобиль. Покрышки засвистели на дороге, но торопился я зря – кажется, охрана в заведении была бестолковой, из бара вообще никто не появился.
В квартал миллионеров мне, разумеется, пришлось забираться по косой горе, как всегда со скоростью пять-десять километров в час, так что у меня была просто масса времени подумать.
Трюку с игрой в турка меня научил Билл. Он редко получается, надо, что бы человек был азартный. Достаточно найти смятую, пожухлую купюру, по которой сложно через мутный стакан определить номинал, а потом просто играть на азарте оппонента. Сегодня мне чертовски повезло, ибо трюк сработал впервые. Зато, теперь я не посмею уличить Билла во лжи, ибо ранее я особо не верил в то, что турок сработает.
Кажется, на горизонте появлялся не только плохо различимый из-за дождя квартал миллионеров, но и вполне себе пригодная версия.
Итак, Джонатан Парк задолжал некоему Питеру Селдону крупную сумму денег. Выплатить, как и многие, не сумел, потому то и приказал долго жить. Сюда вполне вписывался и Тревор, раз у Селдона есть деньги на виллу, он вполне мог тягаться с таким известным лицом, как Гэвин. Тем более – Гэвин Тревор всегда был известен своими связями с криминалом, вот на этот раз ему не удалось откупиться, за что он и был убит.
Дом номер пять я нашел без особых проблем, хоть дождь и мешал обзору. А вот попасть туда оказалось несколько труднее. Ворота держали меня метрах в пятнадцати от дома, а на звонок долго никто не реагировал. В такую погоду это было смерти подобно, плащ уже можно было использовать как половую тряпку. Через пару минут всё же лениво подошёл охранник, подозрительно похожий на того, что работал в клубе Палермо. У засранца был зонт, так что он не спешил.
- Чего надо?
- Я к Селдону.
- Чего надо у Селдона?
- Это личный разговор.
- Чего надо у Селдона?
- Я по работе.
- Чего надо у Селдона?
Я тяжело вздохнул. Мда, непростой случай. Как бы меня не выперли отсюда.
- Я… Я по поводу, кхм, по поводу долга…
Вот теперь охранник открыл дверь, пропустив меня внутрь.
В одной только прихожей этого дома было дороже все обставлено, чем в моей квартире в целом. Золотые гобелены, дорогой паркет, известные картины, подозрительно сильно похожие на оригиналы.
В прихожей была большая вешалка для вещей, прямо от входа была лестница на второй этаж, расходящаяся на две, по бокам две двери.
Просто так меня дальше не пустили, сначала обыскали на предмет оружия, а потом заставили снять промокший плащ и переобуться в одноразовые тапочки. Да уж – одноразовые тапочки, вот это роскошь!
Это я с сарказмом.
Далее меня повели на второй этаж, где постучались в одну из неприметных дверей и запустили внутрь. Сам провожатый остался снаружи. Комната, в какую я попал, была похожа на английский замок – лампы стилизованы под подсвечники, в углу тихо потрескивал камин, целую стену занимала книжная полка, а на диване, около окна, вальяжно расположился, судя по всему, сам мистер Селдон. Пижонского вида мужчина в красном шелковом халате, с крысиным, смазливым лицом и такими же крысиными усиками.
- Ты, значит – сказал он – ко мне по поводу долга? Но какой к чертям долг, если я тебя впервые вижу? Ты вообще кто?
- Мистер Селдон, вы меня не знаете, я просто хотел бы оплатить долг одного человека.
- Будешь платить за кого-то? Что за моветон?
- Да, буду платить. Но не сегодня, деньги не при мне, так как я не знаю точную сумму. Я хотел заплатить долг мистера Джонатана Парка.
Теперь я начал выжидать. Если он инициатор убийства должника, а теперь к нему приходит какой то левый мужчина, желающий оплатить долг, то тот должен хоть как то измениться в лице.
Но Селдон совершенно не изменился, надменно отхлебнул чаю, а потом спросил:
- Ты что, идиот?
- Не понял.
- Мистер Парк давно оплатил свой долг.
- Как это? – Вот теперь удивился я.
- А вот так. Уже два месяца как Парк не числится в моих должниках. Если конечно, тебе неймется всучить мне деньжат, то пожалуйста..
- Простите – сконфуженно сказал я – должно быть, я ошибся.
- Да уж – усмехнулся пижон – должно быть.
- Всего доброго…
- Скатертью дорожка.
«Вот так номер!» - думалось мне, когда я сел в машину. Значит, такая хорошая версия с долгом напрочь отпадает? Как же так… Должно быть, Парк действительно знал меру, раз отдал долг ростовщику. Но, тогда остается вопрос, какой был мотив у убийц? Чем им так насолил Парк и потенциально насолил Тревор? Оставалось только проверить кабинет Джонатана, может зацепка там?
Я на своем веку повидал много преступлений, но обычно раскрыть их не слишком то сложно. Люди существа эмоциональные и плохо скрывают мотивы, разве что моя гонка за мафией была действительно непростой, но и с ней я справился. А тут все далеко не так очевидно.
Добрых пять минут я искал телефонную будку, а когда нашел, то она была занята. Пять минут я ждал, пока болтун закончит, а когда он повесил телефон на рычаг, то я даже не успел выйти из машины, как будку снова заняли. Я уж хотел было плюнуть и поискать другую, но эта, слава богу, все таки освободилась.
Я позвонил в контору Артура, на другом конце провода ответил Гарри:
- Гарри, это вы? Это детектив Норман. Я бы хотел заехать и все таки осмотреть кабинет Парка, если вы не против.
- Милости прошу, детектив. Вот только, вряд ли вы что то найдете.
До конторы я добрался без труда, правда пришлось немного подождать, пока разводные мосты пропустят корабль. На входе уже стоял Гарри.
- Доброго дня, мистер Норман.
Я кивнул в ответ. И пошел в здание.
- Как продвигается расследование?
- Думаю, вывод я сделаю, посетив рабочий кабинет жертвы.
- Конечно, детектив, прошу за мной.
Я направился по знакомому зданию, рассматривая мимо те кабинеты, которые не закрыты жалюзьми.
Обычное место, народ не общительный, но все при деле.
- Мы забрали ключ из машины мистера Парка – сказал Гарри - вот, прошу сюда.
Я попал во вполне обычный рабочий кабинет. Большое панорамное окно, просторный стол, удобное кресло, новый телефон и бумаги, бумаги, бумаги. Ими все было завалено. Я начал осмотр, а параллельно спрашивал:
- Гарри, у Парка были секреты?
- Если и были, то я о них не знал. – он усмехнулся.
- А в каком настроении он обычно являлся? Как то выделялся в последние дни?
Я открыл первый ящик стола, там были разные векселя и фотографии, судя по всему нужные для работы. Во втором были канцелярские принадлежности. А вот третий заперт.
- Настроение у него всегда было деловое. Не позитивное, ни плохое, просто работник.
- Гарри, тут ящик заперт.
- Открывается тем же ключом, что и дверь.
Я попробовал этот ключ – и вправду, откырлся. Но… Внутри было пусто. То есть совсем пусто. Ни соринки. Я пошарил под ящиком и над ним, но ничего.
- Мистер Форд, вам не кажется странным, что этот ящик пуст, но при этом был заперт?
- Думаю, они заперты по умолчанию при покупке, а Джонатан просто не стал его открывать. Не пригодился, должно быть.
- Гарри, вы ведь привыкли к моим скверным вопросам? Могу задать еще один?
- Как я уже и сказал, детектив, сколько угодно. Я терпелив.
-Вот войдите в мое положение, мистер Форд, вчера меня в этот кабинет не пускали, а сегодня тут пустой, но запертый ящик. Вот как так?
- Я понимаю вас, Норман, но ей богу, если бы нам был резон что то от вас прятать, стали бы мы закрывать пустой ящик на замок после того, как что то оттуда забрали?
- Я гипотетически спросил, не принимайте близко к сердцу.
- Да я и…
Гарри прервал вошедший в комнату Артур Мейсон:
- Развлекаетесь, детектив?
- Работаю. – ответил я и пожал протянутую Мейсоном руку.
- И как успехи?
- С осмотром кабинета покончено. Могу я с вами поговорить?
- Минут десять, думаю, у меня есть.
Мы прошли в коридор, а там я продолжил:
- Мистер Форд вчера не сумел мне ответить, так как в адвокатские дела не лезет, могли ли убить Джонатана кто то из его клиентов. Может вы подскажете?
- Нет, Норман, не подскажу, увы. Таких среди наших клиентов нету, наши дела всегда успешны, так что желать нам зла просто некому.
- Ну а, может, его убили, за то что он слишком много знал? Не подскажете, есть ли среди вашей клиентуры высокопоставленные люди?..
- Я не могу вам ничего сказать по поводу клиентуры, это запрещено. Извините.
- Но ведь это может помочь в раскрытии дела.
- Норман, я не могу идти против своих же принципов. Пожалуйста, не думайте, что я вставляю вам палки в колеса. Да и вряд ли кто то из наших клиентов хотел бы убить еще и Тревора.
- Мистер Мейсон, можем мы поподробнее обсудить это дело?
- Больше десяти минут? – жалобно спросил тот.
- Да, сэр, больше. Это серьезное расследование, я не могу общаться с вами по этому поводу небольшими отрезками по паре минут каждая. Вы меня наняли, так уж извольте и выслушать.
Тот пробурчал под нос себе что то извиняющееся, и повел меня к себе в кабинет.
В его кабинете было на порядок больше бумаг, а окно выходило на виды небоскребов, но в остальном от кабинета Джонатана этот не слишком отличался.
Артур присел на край стола, сделал телефонный звонок, в котором страшно извинялся перед кем то и просил перенести встречу на сорок минут.
Я знал, что такие деловые люди ценят свое время, но что какие-то сорок минут стоили того, что ползать перед клиентом на коленях…
- Хотите бренди? – спросил у меня Артур, доставая из-под стола штоф и два стакана.
- Пожалуй…
- А я выпью. – сказал он перебив меня.
- Вы не поняли, я хотел сказать «пожалуй да», а не «пожалуй откажусь».
Артур молча мне налил. Где то с минуту мы молчали, а потом я начал:
- Итак, мистер Мейсон, давайте поговорим о промежуточных результатах. Вы знали, что Джонатан профессиональный подпольный игрок?
- Да, я был в курсе. Я пытался его остановить, но мистер Парк был всегда нагружен на работе, а по-другому расслабляться он не умел, да и не хотел.
- А про его карточный долг вы были в курсе?
- Я не просто знал об этом долге, Норман, я его оплатил.
- Оплатили?
- Ну а что такого? Для него эта сумма была неподъемная, но для конторы вполне приемлемая. Я обыграл это в документации как щедрую премию для человека, который хочет уйти к конкурентам.
- Значит, Парк был настолько хорош?
- Он был не просто хорош. Он был элитой нашего дела, таких на всю контору от силы два-три человека, включая меня.
- А вы я смотрю, скромностью не страдаете.
- В нашем деле ею нельзя страдать, вы бы видели, какое было жалкое зрелище, когда скромный адвокат сконфузился, из-за того, что его подзащитный был действительно виновен. Бедняга двух слов выдавить не мог, так ему было стыдно.
- Что это за адвокат?
- Да так, была у нас одbr/на история... Расскажите лучше мне, кто сейчас под подозрением?
- Я сначала думал на бывшую жену Парка, но тогда не вписывается Тревор, так же я проверял долги Джонатана, но как видите, они погашены. В общем-то, я теперь думаю, что это как то связанно с клиентом, хоть вы и не хотите о них говорить.
- Поверьте, Норман, это никак не связанно. Убийца – кто-то из верхов, но не клиенты.
- Обоснуйте, Артур.
- Простите, но я не могу вам открыть всей правды. Просто поверьте на слово. Прошу вас, вы должны довериться моим словам.
- Я буду работать по фактам, а не по доверенности, мистер Мейсон. – холодно ответил я. – всего вам доброго.
Когда я завершил со своими делами, на улице было шесть вечера, самое время возвращаться домой.
Так как дома было есть решительно нечего, по дороге я купил собачьего корма псу и консервов себе.
Дома было гораздо лучше, чем на улице в такую погоду, я мог спокойно поразмыслить. Билл решил сегодня меня не навещать, а по радио толковых передач не было, сколько я не слушал, поэтому я нашел волну со спокойным джазом и принялся размышлять над делом.
Итак, вновь нету подозреваемых. Версия с женой отметается. Кто еще знал Джонатана? Друзья, из тех, о которых мне сказали, тоже не причем. Врагов нету, кредиторам кредит погашен. Остается один вариант – клиенты. Но о них мне говорить решительно не хотят. Больше у Джонатана просто ну не было знакомых, не кому его убивать. Разве что опять версия с маньяком а-ля Катафалк, но от этой версии рьяно отмахивается Артур.
Тогда придется пойти с другой дороги. Завтра поеду расследовать смерть Гэвина Тревора. Теперь это будет гораздо трудней, ведь я пойду не по горячим следам, да и у меня нету там знакомых, как в случае с Парком, так что будет гораздо сложнее.
Решено – завтра трачу время на Тревора, если результата нету, то ставлю ультиматум Мейсону – или он говорит мне о клиентах, или я умываю руки. Точка. Да, это некрасиво с моей стороны, но умалчивать о деталях дела тоже не красиво.
Глава 4
На следующее утро я был разбужен стуком в дверь. Вернее, это был даже не стук, а барабанный бой. Как только дверь выдержала это, не представляю. Джой уже скрёбся когтями об дверь и лаял, пытаясь добраться до гостя. Наспех одевшись, я поспешил к двери.
Это был Билл с газетой в руках. Судя по его лицу можно было подумать, что он крепко озадачен. Я поздоровался и, закрыв дверь, сразу же решил посмотреть, что такого могло быть в газете. На первой полосе, во весь лист, была напечатана фотография какого то добродушного на вид толстячка. А вот когда я перевёл взгляд вниз, мне стало не до шуток.
«Сегодня ранним утром на пересечении районов Маленькой Италии и Чайнатауна полицейский патруль обнаружил разбитый автомобиль, марки BoltModelB, водитель которого не справился с управлением и угодил вначале под трамвай, а затем машина была вынесена на фонарный столб. За рулём автомобиля находился Барни Малдун, председатель яхт-клуба «Изумрудный якорь», он погиб на месте. Полиция в замешательстве. Подробнее на стр. 7.»

- Видал? Видал? – не унимался Билл.
Вот только почему его это так беспокоило? Он-то не знал о деталях дела, которое я расследую.
- Билл, а что тебя так насторожило?
- Газеты надо читать, умник. Это уже третья смерть при подобных обстоятельствах. Думаю, у города новый маньяк.
- Хм-м. Маньяк. Присядь, Билл, я сделаю кофе.
Пока Билл располагался я включил плиту и поставил кофе.
- Ну так что думаешь об этом деле?
- Я не просто думаю. – ответил я – я с этим делом сейчас работаю.
- Твоя собственная инициатива? – Билл удивился.
- Нет, меня наняли.
- Ха, забавно – Билл стал заметно веселее. – не успеваешь ты сменить место работы, как первым делом тебя нанимают на такое громкое расследование.
- Да какое там громкое. Никто эти смерти даже за убийства на признал.
- А разве тебе это мешает?
- Если честно, то скорее помогает, обычно люди не хотят сотрудничать, думают, что попадут под подозрение. А сейчас я даже детективом не представляюсь, просто знакомым убитого.
- Ну а, что выяснил по этому поводу? Результаты есть?
- Да даже версий толковых нет. Если бы не Малдун, я бы еще что-нибудь придумал, но новое убийство смешало все карты.
- А что, может быть…
Слова Билла прервал телефонный звонок, я жестом попросил Билла подождать и поднял трубку.
- Алло.
- Мистер Норман? – в дрожащем голосе собеседника я едва узнал Артура – Скажите, вы уже читали газеты?
- Я вообще то спал. – я конечно слукавил, но ведь если бы не пришел Билл, то я бы действительно спал.
- Не время для сна, Норман. Еще один человек погиб.
- Люди каждый день погибают. – философски заметил я.
- Да прекратите вы эти шуточки. Председатель яхт-клуба, в котором я и Парк брали в аренду катера, сегодня найден в своем разбитом автомобиле.
- Но…
- Норман, прочитайте газету и пожалуйста, проверьте место убийства, нужно найти убийцу пока он нас не опередил!
- Да подождите вы!
Но он уже повесил трубку. Ох, беда. Такого я еще не видел.
Накормив пса чем смог найти, допив кофе, я быстрее отправился в свою контору. Разумеется, дело Тревора пока отходит на второй план. Нужно как можно больше выяснить о Малдуне, поработав над делом по горячим следам. Наверняка они связаны друг с другом. По крайней мере, это похоже на серию убийств определенного круга лиц, при чем отдельные лица между собой были знакомы, хотя может и не с каждым. Следовательно, если это так и мне повезёт, то кто-нибудь из знакомых этой новой жертвы наверняка что-нибудь да знает.
Одевшись, я решил на этот раз пройти пешком и как следует подумать обо всём этом. Я должен торопиться, но мне надо подумать об этом деле как следует. Итак, у нас есть три жертвы. Все они погибают примерно в одних и тех же автомобилях, при похожих обстоятельствах. Главный вопрос – почему, если это люди не бедные, они ездили на таких машинах, как Болт? Не похоже, что бы у двоих из троицы был одинаковый вкус на машины этого типа. Да и деньги у каждых явно были немалые.
Может, решили выделиться? Хотя, какой идиот попытается выделиться ширпотребом…
Может, они брали эти машины на заказ? Да, это уже гораздо больше похоже на правду.
А если пойти с другой стороны, кому понадобилось убивать их? Случайными события уже назвать нельзя, это точно. С Джонатаном Парком я разобрался на днях. Вряд ли тут можно что либо сказать. Зацепок просто нет. Изучать первое дело пока не буду, оно не в приоритете.
А вдруг это всё же три разных ситуации? Ведь первое или второе вполне можно отнести к случайностям, так как первое дело не изучено мной совершенно, а по второму никаких зацепок нет. Выходит, это был просто несчастный случай. Но ведь не мог же он быть сразу во всех трёх делах.
С другой стороны, возможно, этих людей убили по чьей то инициативе, заказу. Неужели в этом деле замешан наёмный убийца? Кто же он тогда? Уж не Катафалк ли решил себя попробовать в роли убийцы? Да нет, вряд ли он в городе.
Зацепок практически нет. Кто то же должен знать хоть что-то? Однако, никто ничего не знают.
Ну, или делают вид.*

0

6

Часть 1, глава 3


За этими мыслями я совсем забыл об окружающем меня городе, да и самой погоде. Осень, она была чудесная. Дождя, как в прошлые дни, не было, но его заменяли листья. Порывы ветра возносили их до небес и роняли обратно, такой красоты я в жизни не видел, листья были по всюду – на небе, в воздухе на уровне людей и на земле. Я даже помыслить не мог, что на деревьях вырастает столько листвы – буквально все было ими застлано. Люди суетились, шли по своим делам, а кто то просто сейчас гулял, не тревожась никакими проблемами, но на лиственный дождь никто не обращал внимания. Как будто я один такой – человек, у которого тоже есть дела, но которые не мешают ему наслаждаться природой. Машин на улицах было немного.

Читать далее

Как же всё-таки красив наш город, а ведь я раньше не замечал этого. Что ж, иногда стоит давать себе небольшую передышку иначе совсем мозг можно загрузить.
А ведь на самом деле я только сейчас начал замечать очарование Лост-Хэвена. Раньше, от работы до работы, от дела до дела некогда было глядеть по сторонам, сплошная суета мешала просто хоть раз по настоящему насладится красотами города.
Надо будет обязательно выбрать день для того, что бы хоть раз выехать на природу, прокатится по загородному району. Да, но это всё будет не сейчас. Сейчас я вновь отправляюсь в свою нору и начну очередное дело.
Завернув за угол я наконец вышел к мосту Терранова. Как же удобно сделали власти города, теперь любой человек может спокойно перейти на Центральный Остров не прибегая к помощи такси.
Сейчас было не больше семи утра, хотя народу на улицах было уже прилично. Честно говоря, никогда пешком не проходил по этому мосту. Вид, который открылся на водную гладь и видимые глазу районы города, был по истине потрясающий.
Вот впереди показалась большая баржа, которая медленно направлялась сюда. Не стоит торопиться, пожалуй. К тому же мост уже начал подниматься.
Я подошёл к стоящей там кабинке, в которой находился старичок, управляющий механизмом подъёма моста.
Он, видимо, тоже увидел меня, так как поднялся и направился мне на встречу.
- Доброе утро, детектив Норман.
- Доброе утро… - я был несколько удивлён, откуда этот человек знает моё имя, -Мы разве знакомы?
Лично мне этот человек известен не был. Невысокий старик лет под шестьдесят пять, лицо в морщинах, по загорелым рукам можно сразу понять, что этот человек часто испытал на себе воздействие тяжёлого труда.
- Эх, детектив, - он достал из потёртой курточки пачку сигарет и закурил, - я знаю вас очень давно. Меня зовут Дэвид Ньюман, но вряд ли вы меня вспомните. Я работал в полиции в отеле кадров, а еще почти везде в этом городе. Рабочим и таксистом. Токарем и учителем начальной школы. Уборщиком и управляющим. Однако, странно видеть вас тут. Наверное, решили подышать свежим воздухом?
Не каждый день встретишь неизвестного тебе человека, который вот так вот запросто начинает беседу с тобой. Но в любом случае делать мне было больше нечего, а молчать было нельзя.
- Да вот, знаете ли, решил прогуляться с утра. Давно я так вот просто не гулял по городу, всё время в машине провожу.
- Это тяжело, да – как будто давай наставление, скрипучим голосом проговорил он - такая жизнь никогда не приводит к лучшему. Вот например я, детектив, например, последний месяц отработал в порту, и что же? А вот что я вам скажу – ничего мне это не дало, кроме целой кучи проблем. Как физически так и по другим делам. Поэтому я бы вам посоветовал отдохнуть, хотя бы пару дней провести не на работе а за городом. Вы бы знали, какая там красота…
Корабль медленно начал проплывать под мостом, вот уже показалась носовая часть, а мы всё это время беседовали с ним о природе и красотах города.
Не знаю почему, но когда он ушёл переставлять рычаг, поднимающий мост, мне вдруг захотелось остаться с ним и поговорить о жизни. Такое бывает, надо признать. И ведь порой действительно в такие моменты хочется просто остановить течение времени и поговорить с кем-то понимающим. Пусть даже это будет и незнакомый тебе человек.
Это очень помогает разрядиться, переосмыслить многое. Вот уже и мост на месте, и я спускаюсь вниз, а думаю об этой, казалось бы, простой встрече.
Однако пролетевший мимо на большой скорости автомобиль и последовавший за ним полицейский Шуберт, вернули меня в действительность.
А действительность была такова – три человека погибают при похожих обстоятельствах. Предпосылок для убийства нет. По крайней мере, у второго из них. Сегодня мне надо выяснить всё о третьем погибшем. Не думаю, что у председателя яхт-клуба были враги, тем более что рассказывали об этом человеке только самое хорошее.
Ну вот наконец и моя контора. Осталось пройти лишь пару кварталов и я вновь окажусь на моём новеньком рабочем месте.
Мысли сейчас были заняты лишь новым делом. Хорошо, что по дороге мне попалось кафе, где я купил себе кофе, теперь я хотя бы могу взбодриться.
Не успел я перейти улицу и подойти к своему офису, как ко мне буквально подбежал, иначе и не скажешь, вылезший из подъехавшего такси, Артур.
- Детектив, - по его испуганному тону можно было решить, будто у него началась паника, - Рад, что застал вас здесь. Вы прочитали газету? Поняли, о чем речь? Нельзя терять ни минуты.
- Успокойтесь, Артур, пройдёмте в мой кабинет. Я в курсе дела.
Пока мы поднимались, я обратил внимание, что мой клиент был просто сам не свой.
Хорошо, что у меня стояла бутылка дешёвого виски, я сразу налил нам по стаканчику, иначе он, того и гляди, выпрыгнул бы в окно.
- А теперь, - я сделал глоток - скажите, почему на вас совершенно нет лица? Вы буквально силой вломились в кабинет. Вы хорошо знали погибшего?
- Разумеется, детектив, его знал каждый, - Артур отер пот со лба - но есть ещё кое что. Мы с Джонатаном Парком часто снимали у него на прокат катера для морских прогулок, более того, он часто бывал с нами, да и вообще, Барни был для нас очень добрым и близким другом. Детектив, я вас прошу разобраться с этим делом… - он прикрыл глаза – как можно скорее разберитесь с этими убийствами.
- Значит, вы все же настаиваете, что это были убийства…
Я начал убирать бутылку и бокалы, внимательно наблюдая за Артуром, его реакцией.
- Но ведь случайностью это не назовёшь… По крайней мере, я отказываюсь в это верить. Ведь они все были уважаемыми людьми. С ними наверняка контактировали очень многие… И наверняка нашлись недоброжелатели. Детектив, я..
- Вы говорили, у мистера Парка было всё идеально. Что ж, я бы хотел спросить вас относительно его клиентов…
- Я повторю, среди клиентов точно не было тех, кто мог бы желать ему смерти…
- Мистер Мейсон, посудите сами, три человека погибло. Двое из них знали друг друга. Оба, как я думаю, не имели врагов или соперников. Так что же, предположим, это просто случайность. Можно было бы решить именно так, да, но вот какой вопрос меня интересует, двое из них погибли примерно на одинаковых моделях машин. Это что же, у них такая мода была?
- Вот и я хотел бы знать это, детектив. На самом деле я ничего не могу сказать вам по данному вопросу. Хотя знаете, Барни как то раз упоминал одну автомобильную кампанию. Кажется, «National Detroit», там он заказывал себе эксклюзивную модель одного автомобиля, начала века. Возможно, это он и есть..
- Как вы сказали, называется кампания?.. Ага, хорошо… - я написал название в своём блокноте и специально пометил, с ней надо разобраться в первую очередь, возможно, двое других так же заказывали автомобили у этой кампании.
- С чего вы собираетесь вести расследование, детектив? Думаю, с самого яхт-клуба, не так ли? Тогда запишите адрес, просто у меня ещё слишком много дел..
- Да, я понимаю вас. А на счёт адреса можете не писать его. Я прекрасно знаю, где находится яхт-клуб.
- Тогда до скорой встречи, детектив.
Когда Артур ушёл, я вновь достал бутылку виски и пропустил ещё один бокал.
Надо было ехать в «Изумрудный Якорь» и искать зацепки там. Возможно, кто то из администрации клуба расскажет мне подробнее обо всём этом, допустит до счетов, документации клиентов, нужно проверить всё. Да, сегодня будет явно насыщенный день. А ведь надо столько всего успеть.
На улице, тем временем, поднялся еще более буйный ветер. Остановив первое же такси, я направился к пристани города, совсем недавно там проходили банкеты, теперь вот после случая с убийством советника, всё переделали под базу отдыха, клуб.
Сейчас место приобрело, конечно, большую популярность, нежели раньше, лет семь назад. Да, надо бы сказать, город преобразился в техническом плане, но дышать стало труднее, вылезли более мелкие сошки, которых ранее контролировала Мафия. Полиции совсем стало наплевать на всё. За последний год в городе мелких преступлений больше, чем всех крупных убийств Мафии за всё их время. Вот и смотрите, какое время лучше и кто на какой стороне стоит.
Все эти мысли пришли мне в голову как раз по пути к клубу, пока я находился в
Что мы имеем сейчас? Разговор с Артуром Мэйсоном практически ничего не дал.
Разве что он дал ссылку на автомобильную кампанию, расположенную в Детройте. Возможно, стоило бы навести справки о директоре, узнать, кто какого мнения об этой кампании. Сейчас я больше думаю о том, что могло ли что-нибудь связывать всех троих? Вдруг они знали друг друга и их просто устранили из за того, что они влипли в неприятную историю? Ведь подстроить неисправность автомобиля можно очень легко. Однако, неисправностей обнаружено не было, значит, они где то внутри, в самой механике. Значит ли это, что эти модели были бракованные или же для погибших специально подкрутили механизм таким образом, что бы он сработал в определенный момент, в определенном месте и при определенных условиях? Тогда почему неисправность возникла именно сейчас? В этом случае всё просто – хозяин кампании просто отвёл от себя подозрения. Может, все трое были знакомы с ним? Надо обязательно узнать, что это за человек и с кем у него налажены контакты. Ведь не может быть таких случайностей, просто не может быть.
Дело обещает быть очень запутанным. Со множеством неизвестных. Однако, я считаю, ответ к разгадке стоит искать именно по последнему делу. Предчувствие именно такое. Ладно, вот и клуб. Пора выдвигаться на место.
Набережная была пустынна. На самой стоянке находилось несколько катеров и одно небольшое судно. Там туда-сюда сновали рабочие, рабочий день которых только начинался. Само здание клуба располагалось в глубине, примыкая вплотную к каменной стене. Это было большое двухэтажное здание, в дальней части которого располагались склады. Смотрелся клуб довольно красиво. Покрашенные в бело-синем тоне стены придавали ему схожести с водной гладью и небом, а большая вывеска над входом, была ещё и обвешана линией светящихся лампочек. Смотрелось очень здорово.
На стоянке перед зданием стояло несколько дорогих машин. Из одной машины, Lassiter’a зелёного цвета, выходил человек, судя по выправке и костюму которого, можно было сказать, что он далеко не последняя здесь личность. Именно к нему я и поспешил.
Это был солидный джентльмен, одетый в строгий деловой костюм чёрного цвета. Однако, судя по всему, совершенно не стесняющий его движений. В руке у него был выпуск газеты, видимо, сегодняшний. Спокойное, светлое лицо, чисто выбритое, выражало искреннее недоумение. Глаза смотрели куда то вниз, то ли на дорогу то ли на лакированные туфли.
Заметив меня, тот поспешил на встречу.
- Здравствуйте, мистер… - его слишком высокий голос явно не подходил ему самому.
- Норман, зовите меня Норман. Я расследую дело гибели мистера Малдуна.
- Эндрю Смит, - представился тот в ответ - я совладелец яхт-клуба. А о каком расследовании, собственно, речь? Это ведь несчастный случай.
- Могу я подняться к вам в кабинет?
Внутри клуб походил на просто ресторан, там располагалось несколько столов, аккуратно расставленных по большей части площади. С противоположных друг от друга сторон находились барная стойка и стол для игры в бильярд. Это всё было мне не так интересно, как кабинеты, которые находились на втором этаже.
Пока мы поднимались, я успел продумать одну мысль. Если он совладелец, значит, можно найти и мотив для убийства, верно? Верно. Вот отсюда и буду исходить.
В кабинете было просторно, я бы даже сказал уютно. Всё было выполнено в морском цвете, с резной отделкой. На одной из стен висела картина на которой был запечатлен тот самый пароход, на котором некогда мой вынужденный знакомый Томас Анджело убил одну именитую персону. Кругом стояли какие то коробки, шкаф, находившийся тут, тянущийся по всей длине стены был совершенно пуст. Кажется, владелец готовился к отъезду. Стол, находящийся здесь, так же был пуст. Кроме листа бумаги и перьевой ручки, на нем ничего не было.
Разумеется, я сразу принял это во внимание и начал разговор именно с этого.
- Вы куда то переезжаете? – спросил я, на всякий случай доставая блокнот.
- Что вы, что вы… - засмеялся он в ответ, - это всего лишь те вещи, которые были у нас в кабинете. Мы убирали их, когда производили ремонт, заменяли напольное покрытие.
- Хм… Ладно, хотя не похоже, что бы здесь что то меняли… - медленно сказал я, оглядывая комнату.
- Это лишь на первый взгляд так кажется, детектив, поверьте. Если хотите, могу показать вам квитанцию на сумму ремонта.
- Не стоит, не стоит, - быстро ответил я, заметив, как он полез куда то в стол, - лучше давайте вернемся к делу. Расскажите мне о вашем совладельце.
- Барни Малдун был прекрасным, добродушным человеком. К нему часто обращались за помощью, советами, и он никогда не отказывал ни клиентам ни своим друзьям. Я даже не думаю, что у него могли бы быть какие-то противники или враги, так как мы знали друг о друге очень многое, уж поверьте. Я понимаю, вы хотите узнать могли бы быть у него враги, кто мог бы совершить его убийство, уверяю вас, детектив, ничего такого. Мы с нашими коллегами сходимся во мнении, что это был обычный несчастный случай.
- Интересно. - перелистав парочку страничек блокнота, я натолкнулся глазами на название автомобильной кампании и сразу же решил проверить свою догадку - скажите, мистер Смит, а почему же мистеру Малдуну понадобилось ехать на такой старой машине, если он, будучи человеком не бедным, мог позволить себе куда более роскошные модели?
- Барни был совершенно не такой, как остальные, детектив. И он не любил роскошь, честно говоря. Пару месяцев назад ему привезли эту вот машинку, на которой он и разбился сегодня утром…
- Не подскажете, куда был сделан запрос на заказ машины?
- Сейчас, сейчас, конечно… - он полез в ящик стола и вытащил оттуда пару листов бумаги. Затем, пробежав их глазами, он удовлетворённо выдохнул, - ага, вот оно, детектив. Автомобильная кампания «National Detroit», заказ машины модели BoltModelB, стоимость заказа 1250$. Вот, собственно, и всё. Так же приложена фотография. Посмотрите, если хотите…
- Весьма интересная машина, таких не делают уже давно. А могу я поговорить с кем либо из ваших коллег?
- Прошу прощения, но они будут только через час, не раньше, поэтому, если хотите, можете приехать позже.
- Пожалуй, да, я возможно заеду к вам. Пока что я узнал всё, что хотел. Удачного дня, мистер Смит.
- Вам тоже, детектив.
Я спустился в ресторан. Место было уютное, так что я решил посидеть здесь пару минут. Я подобрался к стойке, за которой стояла миловидная, хрупкая блондинка, по ее виду нельзя было сказать, что она счастлива.
- У вас подают виски? – спросил я.
- Виски… Да, конечно, вам какое? – должно быть, она удивилась, что тут хотят выпить в такую рань.
- Не принципиально, если честно. – и здесь я ничуть не лукавил.
Я выпил немного поданного напитка, а потом спросил:
- Кажется, у вашей компании горе. Скажите, а каким был мистер Малдун в жизни?
У девушки глаза наполнились слезами:
- Мистер Малдун был добр к нам. Всегда. Он был не просто начальником, ко всем находил подход, со всеми общался. Ну да, он выпивал порой, но хуже не становился, как некоторые после алкоголя, наоборот только веселел. Бедняга, у него был лишний вес, наверное это и помешало ему вести автомобиль. Какая трагедия.
- Ну, а враги были у него?
- Да откуда…
- Ну, сами знаете, в тихом омуте.
- Да какой омут?! Что за намеки? У таких людей не бывает врагов! Слышите?! Этот человек дал нам всем работу, кто захочет его убивать?
Я неопределенно пожал плечами и начал допивать виски.
- Знаете что? – не унималась женщина – А катитесь-ка вы к черту. Вон отсюда, пьянь!
Я хотел было ее проигнорировать, но она выбила мне стакан из рук и начала неразборчиво истерить. Я не стал вступать в конфликт и ушел из бара.
Нужно было как можно скорее поехать в контору к Артуру Мейсону и кое-что узнать у Гарри. А именно, у меня появилась догадка, что все трое убитых не просто пересекались между собой, а были хорошо знакомы. Для этого мне нужен доступ к картотеке конторы Мейсона, если таковая имелась.
Собственно говоря, у меня вновь нет совершенно никаких зацепок. И вновь дело встало в тупик. Хоть узнал я и много. Думаю, первый погибший так же был связан с этой кампанией из Детройта, так или иначе, а нужно было проверить всё. Возможно, мне даже придется заехать в полицейское управление, вот только не уверен, что там я смогу найти всё, что меня интересует и получу ли я вообще доступ к архиву. Нужно было торопиться, вроде бы день только начался, а я уже чертовски измотался. Узнал множество информации, теперь мне стоит её как следует отфильтровать и попытаться найти нить, ведущую хотя бы к продолжению этого дела. Иначе я вновь окажусь в тупике. Думаю, съездив в контору, надо устроить небольшой перерыв. Выпить кофе.
В конторе, когда я туда зашёл, как всегда меня встретил вежливый вахтер, находящийся около стойки. У него я спросил, на месте ли сейчас Гарри Форд.
Поднимаясь по уже знакомой мне лестнице, я практически нос к носу столкнулся со спускающимся вниз Гарри. Честно говоря, он ожидал увидеть, пожалуй, кого угодно, но не меня. У него в руках была какая то папка, которая сразу же вывалилась у него из рук и многочисленные листы рассыпались по лестнице.
- Мистер Форд, а у вас некрепкие нервы! Держу пари, поэтому в и не любите работу адвоката.
- Да какие там нервы, Норман – недовольно казал он – У этой лестницы слепая зона, о чем я уже сто раз говорил Артуру, что бы не потерять равновесие от направляющегося в противоположную сторону человека я просто вынужден каждый долбанный раз ронять документы. Иначе просто сам упаду.
- Да я смотрю, у вас серьёзные проблемы на работе.
- Смейтесь-смейтесь, детектив, это так кажется, что таскать тонну документов легче, чем расследовать убийство. Если устроитесь сюда, то поймете, что в корне заблуждались.
Форд подобрал рассыпавшиеся бумаги, отряхнулся и сказал:
- Итак, чем обязан?
- Гарри, у вас наверняка есть картотека?
- Картотека?
- С информацией, которая могла бы пригодиться в работе. Всякие там информационные выписки, записи о структурах фирм, заметки о потенциальных клиентах
- Да, у нас действительно есть такое. А это как то влияет на ваше дело?
- Это поможет, если вы могли бы выдать мне информацию из вашей картотеки.
- Ну хорошо, следуйте за мной.
Мы прошлись пару метров по знакомым мне коридорам и вошли в одну из тех дверей, окна которых были закрыты жалюзьми. Внутри это было большое помещение с завышенными потолками, занимавших даже этаж выше, а стены, которые разделяли кабинеты были снесены. Все было уставлено двумя двухрядовым шкафами. Мда-а, нехило они так информацию собирают.
- И что, они все заполнены?
- Шкафы то? Да боже упаси, нет конечно. Треть, наверное, не больше. Остальное на будущее.
- Смотрю, у вас большое будущее…
- Ну так, что вы хотели узнать?
- Мне нужна информация о клиентах яхт-клуба «Изумрудный Якорь».
- Ага, сейчас поищем. - Гарри покопался чуть меньше минуты и уточнил – Кто конкретно вам нужен?
- Скажи-ка, брал ли там что-нибудь в аренду Гэвин Тревор?
-Сейчас посмотрю… Так, Говард, Гектор, ага, вот Гэвин. Да, Гэвин был постоянным клиентом яхт-клуба. – Гарри захлопнул файл и продолжил – это то, чего вы искали.
- О, да! Это то, что надо, спасибо, Гарри.
- Обращайтесь, если понадоблюсь, детектив Норман.
- Могу обратиться прямо сейчас, я бы хотел еще кое что выяснить.
Мысль пришла буквально на ходу.
- Помогу чем смогу, Норман.
- В общем то, я бы хотел, что бы вы посмотрели в картотеке, кто продал мистеру Парку его автомобиль. Насколько я узнал, автомобиль у него был заказной.
- Думаете, деле в поставщике?
- Я пока ничего не думаю, я просто должен все проверить.
- Для этого не обязательно лезть в картотеку, я и так знаю, кто выполнял автомобили на заказ.
- Кто же это был?
- Его зовут Харпер. Фамилия. Имени не помню. Он главный поставщик автомобилей из Детройта, а так же из зарубежных стран в наш город. Работает, разумеется, при порте, думаю, там вы его и найдете.
- Спасибо, Гарри, надо бы его навестить.
- Это всё, детектив? Просто, у меня еще есть дела…
Я молча кивнул и удалился.
Значит, следует направиться в порт. Жаль, автомобиль был не при мне, пришлось добираться на общественном транспорте. Нет, я к нему совершенно нормально отношусь, просто до порта на нем добираться не слишком удобно.
Вскоре, я попал в рабочий квартал, оттуда до порта тащился пешком. Не слишком долго, но все же неприятно, когда автомобиль под рукой к комфорту быстро привыкаешь. И ладно бы, если бы эта привычка была полезна, чтобы каждый раз радовался поездке на авто. Да вот нет, на автомобиле чувствуешь себя нейтрально, а без него плохо. Такая вот странная человеческая сущность, ну не умеем мы ценить то, что имеем.
Порт был как всегда наполнен жизнью, кто то таскал ящики, кто то ругался на того, кто плохо таскал ящики, кто то устраивал разнос тому, кто плохо ругался на тех, кто плохо таскал ящики. Жизнь здесь кипела в основном вокруг груза, который надо было или принять, или погрузить, остальные дела обитателей мало интересовали. Даже смерть была не поводом для остановки работы. «Ну мало ли кому плохо стало, что же теперь, товар задерживать?» - как то услышал я на одном из своих расследований. С одной стороны я понимал причины таких интересов, но с другой принять не мог, так что не особо то любил это место. Цинизм и эгоизм, мне это не по душе, а именно такие настроения здесь и правили балом.
Я знал расположения головных офисов, так что добрался до них довольно быстро. На одной из дверей кабинетов висела вывеска с надписью:
« Заведующий экспорта автомобильной продукции и комплектующих запчастей. Р. Харпер».
Рихтор его что ли зовут? Или Роберт? Ну да не важно, буду называть его по фамилии. Я легонько постучался и отворил дверь. За большим не по размеру кожаным креслом сидел тщедушный лысенький не по годам человек. Он уставился на меня без особого интереса, даже правильнее сказать – смотрел сквозь меня. Клерк не заинтересованный в совей работе, эх, кто бы знал, как часто я вижу подобных людей.
- Мистер Харпер?
- Мистер Харпер это я. – сказал он – А вот кто вы?
- Я из страховой компании «Норман и коллеги». Хотел бы проверить полученные мною данные на предмет их достоверности.
- «Норман и коллеги»? Да-да, кажется, я слышал о вашей компании. – врал он откровенно плохо – Чем вам помочь?
- Скажите, мистер Харпер, какие марки автомобилей вы экспортируете в Лост-Хэвен?
- Да как какие… Какие придется, честно говоря. Что закажут, то и везу.
- А заказные модели в вашей юрисдикции?
- Заказных немного, но да, в моей.
- А автомобиль, например Болт, заказной, вы экспортировали?
- Не понимаю, зачем это вам… Дважды заказные модели я перевозил. Проверял на предмет поломок и доставлял.
Проверял ли он на предмет поломок? А может наоборот, создавал эти поломки? На самой фабрике технику подпиливать не стали бы, а вот он… Это легко выяснить, осталось задать лишь один вопрос.
- Скажите, мистер Харпер, а случайно дорогой автомобиль Цлелест для Гэвина Тревора перевозили не вы?
Тот хотел было что то ответить, но тут дверь открылась и в кабинет с десяток полицейских.
- Рихард Харпер – сказал вошедший после них коп в штатском, мой знакомый – вы арестованы по подозрению в убийстве троих человек. Заберите его парни.
Бедняга Харпер силился что то сказать, но не успел, так как его выволокли из кабинета.
- Норман?.. – увидев меня удивился детектив – Не сказал бы, что рад тебя видеть.
И это было взаимно. Этот ублюдок был одной из причин, по какой я свалил из полиции. Он завидовал моему громкому делу с Томасом Анджело и с удовольствием сливал мои неудачи начальству и костерил меня на чем свет стоит.
- Хреново работаешь, детектив. – сказал я ему – я работая один уже за два часа до вас знал, что Харпер убийца. Тебе же даже со всем штатом работников потребовалось больше времени. Может, тебе пора сменить профессию?
Он хотел было что то сказать, но я вышел, громко хлопнув дверью.
Собственно, проблема разрешилась сама собой. Дело мною раскрыто, а итог вышел даже лучше, чем ожидалось – ни мне ни Артуру не пришлось обращаться в полицию, потому что копы и сами догадались, что дело тут не чисто. Даже деньги за такое стыдно получать, я ведь просто присоседился к полицейскому расследованию, все это дело могло быть решено и без меня. Конечно, остается вопрос, зачем Харперу убивать этих троих. Ведь он даже не был с ними толком знаком.
Или был? Что я вообще о нем знаю? Что могу сказать? Я даже имени его не знал, какие я вообще могу делать выводы?
Хотя, это ведь теперь дело полиции. Нет, ну серьёзно, моей задачей было разыскать убийцу, про мотивы не было ни слова. Слишком долго я работал в полиции, теперь придется привыкать, что для завершения работы не обязательно устанавливать мотивы, теперь мои цели определяет клиент.
За этими мыслями я добрался до своего офиса. Я решил пропустить стаканчик-другой, прежде чем звонить Артуру, но не успел даже зайти в кабинет, как услышал телефонный звонок. Наверное это и есть Мейсон, обогнал он меня в стремлении позвонить, тогда сразу и скажу ему о результатах, заодно и определимся с оплатой.
- Кабинет Нормана.
- Привет, детектив. – сухо сказали на другом конце провода.
Нет, это был не Артур. Мне звонил Кэссиди, мой бывший коллега. Пожалуй, он был тем редким знакомым, которого я с натяжкой мог бы назвать другом. Он неплохой человек по жизни, так же как и я работал детективом, по видимому, сейчас на том же месте, или на моём. Но вот работник из него никакой. Звезд с неба не хватает, работает ради денег, без души, да и выпивает частенько.
- Что тебе нужно? – спросил я.
- Услуга, Норман.
- Услуга?
- Да, а что тебя удивляет? Ты ведь мой должник.
- Не сказал бы, что после того случая остался тебе должен.
- Не важно, выхода у тебя нету. Будь так добр, сверни сейчас свои дела и приезжай в пиццерию Паззо.
- А, собственно, зачем?
- К тебе ведь приходил Роджер, не так ли?
- Я ясно дал ему понять, что в его предложении не заинтересован, если ты об этом.
- Ты не ответил на вопрос.
- Хорошо, Кэссиди, ты прав, он ко мне приходил.
- И тебе ведь обещали дать пару дней на раздумье.
- Слушай, мне плевать, что мне там дали! Я отказываюсь! Точка.
- Мне так же плевать на твои слова сейчас. Ты просто должен приехать. А там решим.
- Слушай, я не…
- Да заткнись ты, Норман, неужели ты до сих пор не понял, в каком положении? В каком мы все положении? Ты сейчас тут не главный! Ты не в праве что то решать! Ты должен молча подчиняться!
- Не знаю, о чем ты, но свобода воли у меня еще есть.
- Господи, да как хочешь, Норман, мне плевать! Я старался для тебя же. Если не приедешь сейчас в Паззо, то тебя туда доставят. А «грузчики», которые за тобой приедут редко когда отвечают за сохранность товара.
Дальше послышались гудки.
Ничего не оставалось, как действительно поехать к пиццерии. Нет, ну какая наглость. В те времена, когда я охотился за Сальери мафия носу из своих баров не казала. Конечно, Морелло иногда подкупал наших ребят, но вот подкупленные тогда становились словно заклейменными. С ними никто не общался, они теряли друзей. Мафия – табу. Это были недолюди, тупые проходимцы, отбросы. А теперь Кэссиди и Роджер ведут себя так, как будто работать на бандитов в чем то даже престижно. Как будто это хорошо, что ты получаешь доход с крови граждан.
Порой я думал, что при Сальери было как то… Даже справедливее. Нет, не в том плане, что Сальери прав. Это преступник и убийца, заслуживающий электрического стула. Но просто сейчас я смотрю на современных гангстеров и понимаю, что все те же убийства и раздор остались, а вот моральные устои разорились. Это мысль часто не давала мне спать по ночам. Как я мог допустить такие двойные стандарты? С одной стороны я поступил правильно, засадив Сальери, но с другой. И я прекрасно понимал, что если бы это сделал не я, то кто-нибудь другой. Но этот факт не помогал мне считать свое решение правильным.
Ну а Кэссиди меня разочаровал. Ну как он мог себе позволить предать полицию? Д а что там полицию, предать свои идеалы. Нет, он не был праведником. Да и просто моральным человеком его нельзя было назвать. Но он всегда мог отличить добро от зла. А сейчас… Все как то смешалось. Все стало запутанно.
Когда я попал к Паззо на улице уже было почти темно, но к счастью хоть дождь не начался. Внутри бар был обставлен уютно. Точнее, это даже не бар, а большая бильярдная. Место было как на поле для гольфа, сложно даже представить, сколько здесь стоит аренда.
Кэссиди сидел за угловым столиком, заметив меня, он помахал мне рукой.
Даже в солидном заведении этот человек одевался обыденно – классический бежевый плащ, шляпа, да помятая рубашка с тонким, неотглаженным галстуком древесного цвета.
- Рад, что ты образумился, Норман.
- Не воспринимай это как хороший знак, Кэссиди. Я здесь что бы вновь отказать.
- Вряд ли таким людям можно отказывать, друг мой.
- Я тебе не друг. И каково это – работать на тех, кого обычно сажал?
- Эх Норман, все совсем не так однозначно. Иногда у нас просто нету выбора.
- Так тебе угрожали?
- Они всем угрожают. И Роджеру. И мне. И тебе тоже.
- А что тебе мешало пойти в полицию, к своим же? Обо всем рассказать.
- Ты знаешь, Норман, после такого не выживают.
- Не выживают? Да что ты гворишь? А разве не адрес одного такого выжившего вы хотите от меня узнать?
- А что, я мог предоставить полиции те же сведение, какие поставил им Анджело?
- Ты мог просто не быть крысой.
- Я не крыса, Норман, я ничего не сказал бандитам. Я просто посредник.
- Ну и, посредник, что я здесь делаю? Зачем ты меня позвал? Хочешь сделать мне предложение, от которого я не смогу отказаться?
- Это не в моей юрисдикции. Сейчас к тебе придет человек. Мафиозо. И с ним ты поговоришь. А после этого разговора наверняка изменишь свое мнение. А вот, кстати, и он.
К нашему столику подошел высокий, поджарый мужчина итальянской наружности с черными как смоль зачёсанными волосами и дорогом синем костюме в белую полоску, пальцы обоих его украшали нелепо большие золотые перстни.
- Итак, Кэссиди, спасибо. – сказал он – ты свободен. Подожди на входе.
Кэссиди ушел, а прибывший сел на его место.
- Мистер Норман. Добрый вечер. Спасибо, что уделили нам время. Меня зовут…
- Мне плевать, как тебя зовут. Обойдемся без фамльярностей, ты делаешь мне щедрое предложение, я, разумеется, отказываюсь и покончим с этим.
- Итак, мистер Норман, меня зовут Бруно. И я бы попросил вас прежде чем меня перебивать, выслушать. Выслушать внимательно.
Я не стал отвечать, просто закурил сигарету.
- Итак, мистер Норман. Вы, я так думаю, в корне не верно представляете себе сложившуюся ситуацию. Представьте себе – вы владелец крупной фирмы. Вы прозводите товары и контролируете безопасность определенных заведений. Беда в том, что товар этот запрещен, но в целом безпоасен. Да, я о том злополучном виски, контрабанда которого сделала нам дурную славу. И вот ваша организация процветает. Вы довольны, ваши подчиненные довольны, ваши покупатели довольны. И тут ваш фирму сносит к чертям какой то придурок, который нарушает официальные и неписаные законы, портит вам репутацию и ставит ваш бизнес под угрозу. В такой ситуации, разумеется, вы бы захотели, скажем так, что бы действия такого рода предателя были наказаны. Да, детектив, мы наказываем по своим законам. Но это ничуть не хуже законов ваших. Вы поймите, что так бережно опекаемый вами Томас не стоит затраченных усилий. Он заслужил наказание, почему бы вам нам не помочь?..
- А теперь дай те ка я выскажусь, Бруно. Представьте себе, вы – дезинфектор. Ваша работа это всю жизнь травить тараканов. И вот травите вы себе травите их, пока один из них не приходит, знаете, такой в синем костюмчике, прям как вы, и говорит, что вы обязаны помочь тараканам кого то наказать. Ну как, Бруно, поможете вы тараканам наказать кого то из своих, или продолжите свою работу и будете травить тараканов страшным ядом, топтать их ногами и отрывать паскудам лапы?!
Бруно молчал. Лицо его было почти каменным, но его выдал нервный тик.
Так длилась минута, другая. Я потушил сигарету, осмотрел зал. Я уже подумывал встать и уйти, как Бруно сказал:
- Давайте без аллегорий. Вы должны сказать нам местоположение Томаса Анджело. Поймите, детектив, мафия ведь только делает город лучше.
- Чего-о?! – не удержался я.
- Посудите сами, мы держим преступность в узде, наводим порядок, пусть и незаконно. Вы ведь понимаете, что из двух зол выбирают меньшее? Так вот, считайте, что мы меньшее зло.
- Значит, наводите порядок? Нихрена подобного. Улицы давно кишат мелкими бандитами, на которых вы закрываете глаза. Я это точно знаю, я ведь работал в полиции. Вам плевать на всех, вы эгоисты. А знаете, кто был не эгоист? Эннио Сальери был не эгоист. Он обеспечивал безопасность на улицах. А что стало с Сальери? Я его засадил за решетку. И сделал это с удовольствием. Потому что мне плевать, помогал ли этот человек держать преступность в узде, или нет, он был бандитом. А бандит должен сидеть в тюрьме, это не обсуждается.
- Я понял вас, Норман. Давайте перейдем к обсуждению возможности…
- Давайте перейдем к вашей департации глубоко в задницу, Бруно.
Я вышел из-за стола. Когда я уходил, Бруно сказал:
- У вас три дня. Потом пеняйте на себя. Вы знаете, где нас искать, если передумаете.
Я вышел из кафе. Около входа стоял Кэссиди.
- Ну, что решил?
- Отказал, конечно же. А ты, Кэссиди…
Я хотел было как то его обозвать, да сумел только плюнуть под ноги.
- Норман, зря ты плохо обо мне думаешь, от сотрудничества с ними невозможно отказаться.
- Да? Серьезно? А у меня почему то получилось…
Кэссиди хотел было что то ответить, но у него не получилось вымолвить не слова.
Домой я добирался долго, взял такси, на улицах были пробки. Работать с мафией я не собирался. Исключено. Но вот как быть тогда? Где прятаться? Да и в том ли я возрасте, что бы играть в кошки-мышки. Вот уж не знаю.
В квартиру я вошел совершенно измотанным. Но хоть завтрашний день обещал быть попроще.
- Эй Джой, как дела?
Но на мой зов никто не ответил.
Тогда я прошел подальше в комнату. Билл сейчас вряд ли взял пса на прогулку, уж очень поздно на дворе.
Но мой вопрос не долго был без ответа. Мой бедный пятнадцатилетний Джой лежал в спальне со свёрнутой шеей. На его теле лежали две пафосные розы и клочок бумаги. Превознемогая боль утраты я взял бумагу и прочитал, что на ней написано.
«Надеюсь, это поможет вам принять правильное решение. Бруно»*

0

7

Часть 2, глава 1


Потеря пса меня подкосила, если не сказать что совсем убила. Мы с Джоем провели вместе не мало дней, счастливых и не очень. Он появился у меня когда я ещё и не помышлял о таком деле, в котором стану помогать одному из членов Мафии. Конечно, он был уже старым, дряхлым, развалившимся и исхудавшим, но ведь мы выбираем себе друзей не за их внешний вид. Джой всегда был весел, даже когда болел. Он понимал меня. И это не пустые слова. Он понимал не просто мое настроение, я чувствовал, что он понимает смысл моих слов. Не всех, конечно, и даже не трети. Но в его лексиконе было никак не меньше тридцати-сорока слов. Он знал, что Билла зовут именно Билл, а меня Норман. В это трудно поверить, но столько лет общения с этой собакой убедили меня, что он весьма и весьма многое понимает в людях.
Пожалуй, даже больше, чем многие другие люди.

Читать далее

Не смотря на то что мне нужно было разгребать еще тонну дерьма, связанную с нынешним делом, я решил остаться сегодня дома, хотя бы на первую пару часов, с самого утра решил купить виски и небольшой кусочек ветчины, нужно же было хоть как то проводить доброго друга в последний путь. Больше всего на свете я не хотел, что бы меня сегодня не тревожили, однако когда я вернулся и пошёл наверх, к своей комнате, то навстречу мне шёл Билл. Вид у него был хмурый, немного рассеянный, в руке он держал лопату.
- Доброе утро, детектив… - он опёрся о черенок и немного замявшись, продолжил - Да-а… Вот ведь как оно бывает, а? – я вопросительно взглянул на него - Я имею ввиду Джоя, хорошая была собака… Я вот, собственное, лопату взял, решил, так сказать, помочь..
- Да, спасибо, Билл – внезапно я решил, что сейчас мне нужна хоть какая то поддержка, - Знаешь, он там, у меня в комнате, не мог бы ты помочь? Я один вряд ли справлюсь…
- Конечно, конечно, детектив.
Мы вытащили пса к задней части дома и похоронили в саду, около небольшой яблони. Эта работа так заняла меня и мои мысли, что я совершенно забыл обо всём на свете и за погребением совершенно не следил за временем. Мне казалось, прошло не больше получаса, хотя как в действительности прошел уже час с лихвой. Потом мы пошли наверх и я пригласил Билла зайти и выпить со мной. Это был последний раз, когда я позволил себе так напиться…
Мы сидели и пили в абсолютном молчании пока практически полностью не опорожнили бутылку. Пока я доливал себе остатки, он успел где то раздобыть бренди, хотя и самого виски уже с лихвой хватило что бы развязать нам обоим языки.
- Нехорошие это люди, Норман – с трудом говорил Билл – Очень нехорошие. Не знаю, чего им нужно, но не стоит связываться с ними. Не стоит. Нет.
- Это, я знаю кто это. – приняв изрядную долю алкоголя я тоже с трудом подбирал слова - но… Эти люди, они любят запугивать. Они, они – я махнул ладонью куда то в сторону, - убили моего пса и теперь думают, что я приползу к ним на коленях и выполню любые их условия. Нет, этого они не дождутся, мне надо позвонить… Сейчас.
Встав на ноги, я упал бы обратно, не будь рядом стола, на который я облокотился. Надо срочно набрать номер и позвонить..
Я с трудом встал и поплёлся к телефону.
- Доброе утро. Детектив. - после непродолжительных гудков послышался размеренный голос Кэссиди, - кажется, вы приняли решение? Я понимаю, это действительно тяжело, но так или иначе а по другому быть и не могло.
- Сегодня. - я говорил медленно, стараясь придать голосу твёрдость и членораздельность - В это же время и в том же самом месте. У меня есть разговор к тебе и к твоему нанимателю.
- Надеюсь, ты не станешь играть в героя, а? – он горько усмехнулся - поверь, будет гораздо лучше, если ты сообщишь адрес Тома Анджело.
- Для вас лучше. Не для меня. И не для Томаса. И не для любых других ныне законопослушных людей.
Пока я обдумывал всё это, за дверью послышались шаги и раздался не громкий стук. Как всегда, это был газетчик и уже через минуту газета лежала на столе.
На первой полосе была напечатана фотография вчерашнего арестованного полицией Харпера. Внизу был такой заголовок:
«Рихард Харпер, подозреваемый в серийном убийстве сегодня ночью найден мёртвым!»
И почему меня не удивила эта новость? Ладно, посмотрим, что написано дальше.
Открыв нужную страницу, обычный человек далеко не сразу найдёт интересующий его текст, потому как наш мозг устроен таким образом, что в первую очередь необходимо смотреть на главное, основное. И конечно же, посмотрев на восьмую страницу он не найдёт того, что ему было нужно. Но долгие годы работы в полиции научили меня смотреть в первую очередь на окружающие предметы или новости, а потом уже на главное. Так получилось и в этот раз. В нижнем углу страницы находилась короткая колонка об этом случае.
«Вчера ночью в одном из переулков Хобокена патрулём № 301 был обнаружен труп Рихарда Харпера, подозреваемого в убийстве троих известных человек. За недостатком улик его пришлось отпустить и отказаться от дальнейших обвинений. Лучшие детективы города будут задействованы в этом деле. Мы сделаем всё от нас зависящее, что бы найти убийцу»
Может, этот Харпер что то знал и поэтому его убрали?
Думаю, об этом что-то знает Мейсон. Когда были убиты предыдущие жертвы, он сразу же мчался ко мне, а сейчас как будто бы затаился, молчит.
Нужно позвонить Артуру и назначить ему встречу, но сначала нужно привести себя в порядок.
Через несколько минут оставшееся виски было выпито, и Билл пошёл к себе.
Ну что ж, а теперь, когда больше никто не отвлекает, надо, пожалуй, позвонить Артуру и назначить встречу. Интересно, он уже знает об этом новом убийстве?
- Добрый день, мистер Мейсон. Вы сейчас свободны?
- Детектив Норман? – послышался в телефонной трубке возбуждённый голос, - Извините, я очень спешу. Пообщаемся позже…
На этом он повесил трубку.
Позже? Ну уж нет, я здесь детектив и не мне решать, когда заниматься делом. Для того я и нанят, что бы помочь преступника найти. А учитывая, что за мою работу уже уплачено, мне не особенно важно, нужна ли еще Артур помощь, или нет, теперь это дело принципа.
Поймав попутку, я добрался до офиса Артура, сердобольный, добродушный водитель даже денег не взял, объяснив, что ему просто по пути. С такси бы такой номер не прошел.
У входа в контору я наткнулся на Гарри.
- Добрый день, мистер Норман. Вопросы по картотеке?
- Привет, Гарри. Мне твой босс нужен.
Форд не по ситуации радостным голосом сообщил:
- А-а, мистер Мейсон. А вы с ним разминулись! Он вылетел из конторы как ошпаренный пару минут назад.
- Хм, а куда он так спешил?
- Ну кто его знает, может утюг дома оставил? - попытался сострить Форд.
- У меня дома тоже утюг есть, но я же не бегаю проверять его наличие.
- Я имел в виду, может утюг включен.
- Да понял я, понял. - сказал я задумавшись. - Скажи мне, Гарри, ты адрес мистера Мейсона знаешь?
- Ну да, а что, думаете, он действительно пошел за утюгом?
- Не знаю, куда он там пошел, но нашу с ним встречу откладывать нельзя.
Гарри потерял интерес к разговору и сухо назвал адрес, куда я поспешил незамедлительно отправиться.
Ситуация начала настораживать. Куда же Артур так спешит, при этом не находя времени для разговора с им же и нанятым детективом? Почему то сразу представлялось, что Мейсон спешит на какую то тайную встречу с людьми, которые знают про это дело больше, чем я. Но мой опыт подсказывал, что нельзя верить таким напыщенным версиям, люди всегда верят в то, во что хотят верить. Я верю в определенный заговор вокруг убитых людей, вот и не удивительно, что мне кажется, будто вокруг все что то скрывают.
Проживал Мейсон в одном из отелей сети "Отель Блэк", на Центральном Острове, так что до него я дошел пешком.
Чистое как снаружи так и внутри здание, апартаменты для людей среднего достатка, ну или для состоятельных клиентов, хотя не все отели этой сети были такими.
Комната Мейсона была на втором этаже, однако отзываться но мой стук туда никто не спешил.
- Мистер Мейсон, откройте. - настаивал я.
После пары минут безуспешных попыток я убедился, что вокруг никого нет и начал продумывать, как бы попасть в номер иным способом.
В принципе, панорамное окно в холе довольно далеко, но если через него пролезть, то по карнизам вполне смогу попасть в номер. Подойдя ближе к окну я уже начал было открывать ручку, как вдруг живо представил себе картину: средь бела дня, на высоте всего то второго этажа по карнизу отеля у всех на виду ползет немолодой, непрезентабельный мужик, а потом еще снаружи пытается открыть окно нужного номера с внешней стороны. Ну и дурак же ты, Норман, под старость в шута превратился!
Наделав немало шума я просто выбил нужную мне дверь и за пару секунд осмотрел помещение, после чего смотался пока не нагрянула обслуга.
Номер был девственно чист. Лишь вскрытая банка зубного порошка стояла на раковине.
Куда Мейсон мог собрать все вещи? Неужели, решил свалить из города?
И тут передо мной встала диллема: где же мне теперь его искать? Было два варианта - вокзал и аэропорт. Конечно, Мейсон мог уехать и на машине, но тогда поиски лишались всякого смысла.
В смурном настроении я спустился на улицу и направился к таксофону. Пока я набирал номер конторы, мне, не моё счастье, попалась на глаза машина Артура, стоящая на парковке.
- Контора "Мейсон и компаньоны", добрый день.
- Соедините с мистером Фордом, будьте добры.
Послышались недолгие гудки, после чего мне ответил Гарри.
- Это Норман. Нет времени объяснять, срочно уезжай в аэропорт.
- Куда?!
- В аэропорт. Мейсон уезжает из города, если уже не уехал. Я еду проверять вокзал, но нужно, что бы кто то проверил аэропорт.
- Но, почему он решил...
- Боже, да мне какая разница? Сначала его надо найти. Без лишних слов, Гарри, ноги в руки и в аэропорт.
Не слушая ответ, я повесил трубку.
Ну и дела, надо сказать! Или Мейсон совсем струхнул как последний неудачник, что маловероятно, учитывая специфику его профессии, или становится действительно жарко. Кажется, к Артуру подобрались совсем близко, но вот кто...
До вокзала меня отвезти таксист согласился лишь за прискорбно большую сумму, так что все сэкономленные на бесплатной поездке деньги я потерял. Мотивировал он это тем, что вскоре там отходит поезд. Ох, если я Артура и отловлю, то обдеру как липку.
Хоть и заплатил я много, окупилось это с лихвой, так как доехали мы в два счета.
Внутри была сутолка, толпа спешила на свое поезд, так что я едва мог протиснуться.
На доске с расписанием я нашел ближайший поезд:
«Лост-Хевен—Чикаго----18:25».
Я взглянул на свои часы – там уже 18:26.
- Твой же бога м-мать! – в сердцах сказал я.
- Совсем больной что ли?! У меня вообще-то дети!! – взревела какая то неряшливая мамаша, но я даже не стал слушать, а понесся сразу на перрон.
Когда я был в паре метров, начинавший виднеться поезд уже начал отходить.
Добежав я начал кричать в открытое окно:
- Остановите поезд. Быстрее, срочно остановите.
Из окна высунулся проводник и смачно проржавшись сказал мне:
- Ты серьезно? Из-за одного опоздавшего поезда не останавливают, приятель!
Я хотел был что то возразить, но не успел. Да и что я мог бы сказать? Услуги мои оплачены, Артур вне подозрений, он имеет право уезжать куда хочет, это просто официальный односторонний разрыв контракта.
Нелепейшим вышло первое мое дело в роли частного детектива.
Думаю, это достаточный повод выпить. Как раз передо мной показалось привокзальное заведение.
Внутри было чисто и уютно, я хотел было пройти к стойке, как вдруг я заприметил знакомый клечатый костюм, чей владелец сидел ко мне спиной. Чертовское везенье, Мейсон все таки не уехал.
Я тихо подкрался и проникновенно спросил:
- Решили не уезжать, Артур?
Собеседник дернулся и конвульсивно обернулся. Но, вопреки моим ожиданиям, не стал резонно задавать вопросы о том, как я узнал его планы, а чинно ответил:
- Ну почему же, у меня рейс на семь вечера.
- И почему нельзя было предупредить меня?
- Ну а смысл, вы же будете меня останавливать. – пожал плечами Мейсон.
- Это да, я вас теперь не пущу в Чикаго.
- Жаль. Значит, я вскоре умру. И вы будете к этому причастны.
- Спокойно Артур, все будут живы. Но при одном условии. Согласны?
- Смотря, что за условие.
- Ну уж нет, вы достаточно укрывали от меня информацию, дайте уж отплатить той же монетой.
- Выбора ведь у меня нет?
- Не-а.
- Ну… Говорите, что за условие.
- Условие такое – вы расскажете мне, только честно и без прикрас, что же на самом деле связывало Вас, безвременно почившего Барни, а так же Парка и Тревора?
- Детектив, у я уже…
Не дав ему договорить я взял вилку и со всей силы воткнул в паре миллиметров от руки Артура.
- Мейсон, ты задолбал уже. - тихо прошипел я. – Хватит говорить со мной так, как будто не хочешь спасти свою шкуру.
Артур помолчал, и собравшись с мыслями начал:
- Хорошо, Норман. Я расскажу. Дело в том, что моя адвокатская контора приобрела популярность не только за счет хорошей работы. Мне помогли связи. Точнее, наш совет директоров. Эти директора были тайные, и они помогали мне направлять работу в нужное русло. Нас было четверо – трое уже убиты…
- А остались лишь вы…
- Верно, Норман. Парк просто был моим помощником, за это и получил должность. Тревор был «своим в доску парнем» в мире гангстеров, а потому всегда мог мне сказать, какой именно именно теневой богатей общества нуждается в защите. Барни по работе был человеком, вокруг которого всегда крутится много богатых персон. И они все ему доверяли свои проблемы. Ну а Малдун просто передавал их мне. С такими советом директоров мы горя не знали, денег была чертова прорва… А потом начались убийства.
- Эх, Артур-Артур. – сочувственно пробормотал я. – Какой же ты…
- Невезучий?
- Нет. Какой же ты идиот!
- Не понял.
- Да что тут понимать. Пока я пытался связать между собой преступников, убийца спокойно резал всех членов совета. А если бы я знал про совет директоров изначально, и Парка и Барни можно было бы спасти!
- Но каким образом?
- Да как каким? Тут же на лицо мотив: вас просто топят конкуренты. И все. Ничего сверхъестественного, я с такими делами по десять раз в году связывался.
- Конкуренты?
- Конечно же. Расскажите мне, какая организация больше всех ставит вам палки в колеса?
- Пожалуй, компания Барретта.
Я недовольно поморщился.
- Того самого Чарльза Барретта?
- Ну да. А что то не так?
- Да ничего, не считая того, что я лично засадил его отца за решетку…
***
Было уже затемно, когда я брел по улице на встречу с Бруно. С Артура я взял честное слово, что тот не попытается сбежать, подкрепив его доверие обещанием завтра же отыскать убийцу.
Еще во времена Семьи Пеппоне, двадцатые годы, городом руководил известный британец Джеймс Барретт. Одна из самых популярных личностей на пост мэра города, он отлавливал бандитов, разграмливал бары с алкоголем, однажды спалил подпольную висковарню. Неофициально, конечно, но его популярность от этого только возросла. Одна только проблема у него была – его сынуля, Чарльз. Тот вечно юлил, делал глупости, пытался найти работу в каких то глупых сферах, многие поговаривали, что даже работает на мафию. Но Джеймс Барретт сыну потакал и видел только хорошее. В честь рождества, двадцать девятого, если не ошибаюсь, года Джеймс собрал большой банкет, даже на время разрешив алкоголь. В тот же вечер его разоблачили, как бандита, который громил город через своего личного киллера. Никто не знал, зачем Барретт делал то, что делал, вроде как даже для борьбы с преступностью, но его все же посадили. И я был тем человеком, который застегнул на его запястьях наручники. В этот момент его сын, тот самый Чарльз, смотрел на меня очумевшими глазами. Думаю, в его голове сложилось обо мне не самое приятное впечатление. Больше мы не виделись. Я знал, что Барретт пошел в юристы, но толком не знал, куда именно. Ходили слухи, что Чарльз стал хуже отца, потому как если Джеймс сочетал юриспруденцию и криминал во благо закона, то Чарльз и делал это во имя выгоды. Но это лишь слухи. Ничего конкретного а Барретте я все таки не знал. И вот судьба опять меня с ним сводит.
Но Барреттом я займусь завтра. Сегодня же я просто хотел поскорее поставить точку в нашем инциденте с Бруно и со спокойной, насколько это вообще возможно в данной ситуации, душой забраться в постель.
К пиццерии Паззо я добрался уже в кромешной тьме. Внутри было все так же просторно и уютно, немного тускло и отстраненно, но это лишь задавало нужный тон для расслабления.
- Эй, Норман! – окликнул меня направившийся в мою сторону Кэссиди, очевидно, ожидавший меня.
- Бруно уже пришел?
- А ты как думаешь, Норман? Мы тебя ждём уже минут двадцать, - начал разглагольствовать он, - знаешь, если бы тебе назначили встречу а потом опоздали на неё ты бы сильно негодовал?
- Да мне как то побоку, опоздал я или нет. Это вы тут заинтересованная сторона, не я.
- Знаешь, Бруно не из тех людей, кто прив Ну уж нет, я здесь детектив и не мне решать, когда заниматься делом. Для того я и нанят, что бы помочь преступника найти. А учитывая, что за мою работу уже уплачено, мне не особенно важно, нужна ли еще Артур помощь, или нет, теперь это дело принципа.ык ждать… Ладно, пошли.
Хозяин ресторанчика копошился где то внутри, его не было за стойкой так что я сразу же направился за столик.
Бруно сидел за столом, словно за царским троном. Как и все люди такого статуса и происхождения, он считал, что чем больше бриолина на волосах, чем лучше. Духами себя он тоже не обделил. Как и золотыми перстнями. Все как всегда. Трудно даже представить, сколько подобного рода индивидов я перевидал у себя на допросах. А нынче я сам пришел к одному из таких.
- Садитесь, Норман, – начал разговор Бруно, - вы заставляете людей ждать…
- Если я опоздал, на то были причины – я совершенно не собирался отсчитываться перед ним - а теперь к делу. Вы хотите, что бы я выдал вам адрес Томаса Анджело?
- По-моему, детектив, - не счёл нужным утруждать себя долгими разговорами, вставил он замечание, - это уже стало очевидно. Итак, вы приняли решение по этому вопросу? Кажется, данного мною времени вполне достаточно. Вы пришли уже в первый день.
- Что же, скрывать что либо мне нет смысла и я не за этим пришёл. Вот мой ответ, господа – если вы подумали, что убив моего бедного пса, вы сумете меня запугать, то вы ошибаетесь. Вы меня не напугали. вы меня разозлили. Я не из тех людей, кого можно испугать шантажом и я не собираюсь идти у вас на поводу. Но, я из тех людей, что ставят таких как вы на колени. И если думаешь, что раз я ушел из полиции, то потерял свои навыки, тогда ты совершил самую страшную ошибку в свой, теперь уже недолгой, жизни.
- Это угроза? - сказал Бруно, а подумав рассмеялся. - Скорее уж крик отчаяния. ты просто смешон, Норман. Твоя жизнь сейчас ценится только информацией о Томми.
- Значит, это только лишний повод эту информацию попридержать.
- Ошибаешься. Я тебе три дня не просто так дал. По истечению этого срока, твоё преимущество закончится, ты просто станешь неценен, ибо будешь занимать слишком много времени. Тебя даже пытать никто не будет, просто убьют. И будут искать Анджело без тебя. Есть множество других путей, ты даже себе не представляешь, сколько. Люди в программе по защите свидетелей так же подвержены пороку. Помимо тех, кто принимал пакт о смене личности, еще есть водители, арендодатели, юристы, налоговики, люди в паспортном контроле. Это все винтики одного механизма. И достаточно лишь одному элементу проколоться, как новенький адрес новой личности этой крысы будет у нас на руках. У тебя лишь одно преимущество - ты можешь сэкономить наше время. Но через лишь два дня ты и этого преимущества лишишься. И тогда сделка об обмене жизни на информацию будет решена не в твою пользу.
- Хорошо сказано. Но только есть один вопрос, Бруно. Вопрос таков: будешь ли ты сам жив к тому времени, когда я умру?
С этими словами я поднялся со стула и направился к выходу. Бруно сидел совершенно спокойно, даже не глядя на меня, а вот мой бывший коллега вскочил и устремился за мной. Я спокойно вышел на улицу и закурил сигарету. Пожалуй, напоследок можно поговорить с ним, перед тем как уж, надеюсь, больше его не увижу.
- Ты эгоист, Норман! – возбуждённо прокричал он мне, когда вышел следом за мной, - Тебе что, шкура своя не дорога или как? Ты знаешь, что он за человек? – Кэссиди указал рукой в окно на Бруно, - Ты ведь всегда стремился очищать город от такой грязи как этот твой Анджело, и что в итоге? Ты защищаешь его!
Я смотрел на него совершенно спокойно, потому что он всегда был таким импульсивным, держу пари из-за этого то его и не повышали так долго.
- Что ты хочешь этим сказать, Кэссиди?
- А то, Норман, что ты эгоист! Самый настоящий эгоист! – произнося эту фразу он после каждого слова тыкал в мой плащ, - Знаешь, почему тебе никогда не понять меня? Знаешь, почему ты такой сейчас? Ты строишь тут из себя всезнающего детектива, которому плевать на всё. А знаешь, почему так, знаешь?
- Покороче, Кэссиди, у меня всего двое суток в кармане… - я уже давно привык к его едким замечаниям и болтовне, поэтому мне было даже немного скучно.
- А я скажу тебе, Норман, почему ты эгоист и почему тебе никогда не понять ни меня ни тех ребят. Что работают в управлении. Тебе просто некуда идти, понимаешь? Дома тебя никто не ждёт, ты никому не нужен! – он вновь перешёл в своё обычное состояние, - ты просто послушай, у каждого из нас семья есть. Знаешь, почему мы вынуждены работать на них? Никто из нас не хочет прийти однажды домой и не застать родных. Никто. Все мы под ними ходим и ты тоже. Спасает тебя только то, что им нужен Анджело, а узнать о нём они могут у тебя. Лучше бы ты рассказал о нём с самого начала, теперь они с тебя не слезут, помни об этом да ещё и нас могут подключить. Ты думаешь, никто из наших не станет искать тебя? Как миленькие начнут, дай только повод им. Нас всех держат в этом страхе, Норман, всех. И из-за тебя у нас могут возникнуть ещё большие проблемы. Ты скажи, почему ты просто не скажешь мне где Анджело находится? Ты подставляешь себя под удар, детектив. Если тебе на себя плевать – то подумай хотя бы о тех, кто работает вместе со мной. Они ведь действительно могут сделать так, как я говорю…
- Послушай меня, Кэссиди, - мне действительно уже надоела его абсолютно пустая и истеричная болтовня, - почему же вам не выкинуть их всех? Вы ведь, - усмехнулся я - полиция Лост-Хэвена!
- Ты опять ничего не понимаешь, Норман, ну и чёрт с тобой в таком случае, - он развернулся и пошёл к двери, и перед тем как открыть её, обернувшись, добавил - Без семьи жизнь прожил, без семьи и сдохнешь.
- А что мне семья, Кэссиди. Тебе семья принесла счастье? Посмотри на себя, что тебе дают твои жена и дети, кроме лишних рычагов для шантажа?..
Обернувшись, я понял, что Кэссиди ушел, не дослушав меня. Ну и черт с ним, все равно он никогда этого не поймет.
"Что плохого в одиночестве?" - думал я, возвращаясь домой.
Нет, ну правда, зачем ставить себе рамки? Зачем искать себе жену "для галочки", если можно жить и одному в своё удовольствие. Я бы и с браком не временил, но если бы встретил достойную женщину, но жениться просто потому что это правильно, и уж тем более - зачинать детей, которые не будут приносить радость - нет уж, увольте.
Я закурил, пройдя где то половину пути. Желтых, даже в темноте, листьев было так много, что, казалось, они были сплошным неразрывным ковром. Интересно, а если их пожечь, они загорятся сплошным костром? Ну и мысли...
Да, я бы не подошел на образец американской мечты. Жены нет, детей тоже, квартира съемная, а лучшие годы позади. И что, мало старался? Да я лично пересажал большую часть гангстеров города. Ну, не лично все же, но косвенно уж точно. Хотя сам виноват - зачем сажать гангстеров, если для начала надо было засадить начальника-хапугу и тупых коллег-взяточников.
А вообще, хватит себя жалеть! Что бы быть образчиком американской мечты, надо к ней стремиться. А я стремился пересажать всех гангстеров и свихнутых маньяков.
С такими жизнеутверждающими мыслями я бодро взобрался по лестнице в квартиру, где и завалился спать без задних ног.*

0

8

Часть 2, глава 2


Утро выдалось ночным. Нет, серьезно, на улице была словно ночь, когда я решил посмотреть на часы и был чертовски удивлен, увидев, что уже пробило одинадцать. За окном сгущались туманные сумерки, да и спать я хотел, словно было никак не больше шести утра.
С трудом встав с постели и сделав все небольшие утренние процедуры, я поставил на плиту вариться кофе. Запах свежесваренного горячего кофе обычно пробуждал к действию, но сегодня никак не меньше клонил меня в сон. На дно чашки я налил немного, оставшегося со вчерашнего дня, виски, а сверху залил кофе, выпив этот кипяток почти залпом, от чего нещадно обжог себе язык и небо, зато и хоть таким путем немного приведя себя в бодроствание.
К тому времени, когда я был готов к делам, часы бессердечно показывали двенадцать. Я терпеть не мог терять время попусту, как и любой человек, кого дисциплине научили еще в армии, а уж тем более я не любил терять время по собственной вине, так что набирая контору Мейсона, я сам на себя уже спускал всех обвинительных псов, каких только можно выпустить.

Читать далее

- Адвокатская контора. - послышался знакомый голос на другом конце провода - Чем могу помочь?
- Доброе утро, Гарри, это Норман. - здоровался я, попутно вспоминая, что так и оставил его в аэропорту, больше не звонив - Извини, что вчера так и не дал отбой, все завертелся и забыл.
- Вам повезло, Норман, что не обнаружив Артура в аэропорту, я отправился в контору, а там уже и был сам мистер Мейсон. - рассмеялся Форд - в противном случае, я бы был к вам совсем не так благосклонен. Но признайтесь, вы звоните не для того, что бы извиниться?
- И вправду, Гарри, мне надо от тебя немного информации. Артур вчера мне рассказал о вашем конкуренте, Чарльзе Барретте, может, подскажете, где его найти?
- Барретт... - задумчиво и с нескрываемой неприязнью проговорил Гарри, подумав, он назвал адрес его конторы и прокомментировал свое мнение о Барретте - Премерзкий тип. Щегол, самолюб, бабник и филантроп.
- Филантроп? - удивился я - А это разве плохо?
- В его случае да. Его филантропия похоже на отмазку мизантропа. Хотите узнать, где его найти? Это будет довольно непросто.
- Что может быть проще, чем найти адвоката, когда речь идет о серии убийств.
- Барретт, это человек-силуэт. Он незримо всегда есть, но надежда на его личное присутствие всегда призрачна. Он координирует действия на расстоянии, общается с клиентами только без свидетелей, нигде не просит упоминания.
- Хотите сказать, ему есть что скрывать?
- Что бы делать такие выводы, мне бы хорошо хоть раз с ним пообщаться. Я его знаю только по обсуждениям, знаете, всегда витают в воздухе: "А вот Барретт оправдал клиента", или "Барретт в суде фарс устроил", разговоры о нем в адвокатской среде всегда витают где то в воздухе, а лично с ним практически и не общался никто.
- Хм, забавно, как могут меняться люди. Когда я его в последний раз видел, тот ничуть не походил на преуспевающего легендарного юриста. Он выглядел довольно жалко и беспомощно.
- О, так вы встречались ранее?
- Да, еще в двадцатых. Я арестовывал его папашу.
На этом моменте, наш разговор закончился. Не то что бы я так хотел распространяться о том моменте совей жизни, но, думаю, таким людям нужно знать, что от меня ждать. Если Гарри, или Артур проболтаются, пусть Чарли знает, что охоту на него открыл не какой то бродяга-ищейка, а старый знакомый. И слово "знакомый" здесь отнюдь не используется в положительном значении.
Контора, ожидаемо, располагалась на Центральном Острове, добраться я решил туда на автомобиле, идти под дождем и свинцовыми тучами мне совсем не хотелось.
Интересный, однако, имидж создал себе Барретт. Людей ведь всегда тянет к чему-то таинственному, полулегендарному, это лучше любой рекламы. Открытым пока остается вопрос, каким именно образом Чарльз узнал о тайном совете директоров. В качестве критической версии, у меня был вариант, что Артур и Чарльз сработались вместе, чтобы убить остальных из совета директоров и прибрать к рукам общую власть, получив монополию на этот вид услуг в городе. Но это вариант я отмел маловероятный, все же Артур действительно выглядел напуганным. Но нельзя ничего отрицать, пока не убедишься в обратном, это был один из главных принципов ведения расследования, который мне вывел опыт работы в полиции.
Контора была в небоскребе, прямо в центра города.
В здании все сверкало натужным шиком, мягкий свет ламп, ковры по всему полу, уютные, глубокие кресла, маленькие предметы роскоши, вроде статуэток и узоров на стенах и дверях. Металлические двери лифта были позолочены, а чуть правее от него висел стенд с указателем этажей и соответствующих организаций. Контора Барретта заняла даже целых два последних этажа, приемная секретаря, вроде как, была на предпоследнем, а сам кабинет на последнем.
На плавно едущем лифте я поднялся и на нужный этаж и, выйдя, не сразу сумел вымолвить хоть слово, уставившись на широченное панорамное окно, с шикарным видом города. Никогда бы не мог подумать, что промозглый осенний городишко может быть так чертовски красив, а оказывается, все это лишь вопрос высоты, с которой на него смотрят. Да, работать на таком "высоком", в обоих смыслах слова, уровне, это отдельная романтика. Хоть я и другого пошиба человек, но тоже это понимаю.
- Вам чем то помочь? - вывел меня из размышлений вкрадчивый женский город.
Секретарша была полным стереотипом, но от того не менее красивой. Милейшего вида блондинка, в элегантном, стилистически строгом, но лишь подчеркивающем ее формы костюме, с тонной макияжа на лице. Но даже ее красота затмевалась шикарным видом из окна, кажется, она и сама это понимала, а потому смотрела на меня с некоторой брезгливостью, хотя и не удивлюсь, что она уже успела оценить мое благосотояние и потенциальную пользу конторе, и увидя во мне еще одного жалкого клиента, просящего от Великого Барретта подачки, просто потеряла интерес.
- Мне надо поговорить с начальником.
- Милости прошу в очередь. - без особого интереса ответила она, указав на кресло.
Судя по всему, в очереди я был один, а Барретт просто принимает у себя клиента.
От нечего делать, я полистал лежащие на столе газетенки с "самой свежей хроникой города" и даже честно и тщетно пытался их читать, но не выдерживал наплыва чуши и вранья. Далее я пялился в окно, что доставляло мне несравненно больше удовольствия, внизу машины, как жучки, проезжали по дорогам, устраивали пробки, перемигивались. Но вечно наблюдать за жуками тоже нельзя, так что провозившись над этим занятием еще минут десять я его забросил. Далее я попытался поболтать с секретаршей, инерционно заигрывал, говорил о всякой лабуде, но она разговор не поддерживала, отмалчиваясь, или просто улыбаясь в ответ.
Вот не могу я так сидеть сложа руки! Все то время, что я мог потратить на расследование, я просто страдаю бездельем, ожидая, пока меня примет обычный подозреваемый, допросы коих обычно дело повседневное, а сегодня прям отдельная задача. Еще хуже, что подозреваемый адвокат, так что надо следить, что бы он не заговорил мне зубы. А втройне хуже, что Чарльз еще и знает, кем я работаю, так что просто сойти за знакомого Артура, или кого либо из жертв, не получится.
Когда дверь приемной наконец распахнулась, оттуда выплыл чертовски пузатый и столько же довольный боров, мужчина лет сорока, с такой самодовольной улыбкой и затуманенным взглядом, что тяжело вообще представить, как такому самодостаточному человеку вообще понадобился адвокат.
Наконец и я сам зашел в кабинет, поднявшись на символичный последний этаж.
В сидевшем за столом человеке я едва мог опознать Барретта. Даже могу сказать точнее - это был не он. Можно долго распространяться о том, как с годами люди меняются, но тут факт был на лицо ничего общего с Чарльзом не имел. Никаких лисьих черт лица, наоборот лицо жесткое, очерченное, словно булыжник с мостовой, никакой тщедушности, да и волосы отнюдь не рыжие, а черные как смоль.
- Простите, - не скрывая раздражения сказал я - а где же мистер Барретт?
Собеседник столь же раздраженно ответил:
- Вряд ли мистер Барретт стал бы принимать каждого своего клиента. Я его заместитель, можете смело предоставить мою проблему мне на решение.
- Не хочу подвергнуть ваш опыт сомнению, ном не нужна аудиенция именно с Барреттом.
- Да хоть с президентом, я в этом не помощник. Не будет же он с каждым незнакомым человеком...
Тут я решил, ни капли не слукавив, перебить его:
- О, я вовсе не посторонний. Я его давний знакомый. Но мы давно не виделись. Со времен вечеринки на рождество двадцать девятого.
- Серьезно?
- Конечно, иначе откуда мне знать, что на той вечеринке был Дон Пеппоне?
Собеседник помолчал. Да, об убийстве этого гангстера особо не распространялись, это должно сыграть мне на руку.
- Ну, хорошо. Барретт сейчас на месте преступления, там его можно найти. - он продиктовал мне адрес - Но я немедленно ему позвоню и уточню, действительно ли он с вами знаком.
- Сколько угодно можете звонить. -примиряюще сказал я и сразу же ушел.
Заместитель Чарльза даже не спросил моего имени, мне чертовски повезло, что удалось так ему запудрить мозги, хоть эту цель я и не преследовал.
Место преступления, на какое я попал, как раз было неподалеку от конторы, в одном из отелей. На выходе стояли пару федералов, хоть и в штатском, но вполне очевидных. Одного из них я, кажется, узнал и подошел поздороваться. Тот тоже меня не особо вспомнил, сделав задумчивое лицо, пока я подходил. Я начал разговор первым:
- Добрый день, дружище. Давно не виделись!
- Эм-м. Да, добрый день! Хотя, какой там добрый. Погода ни к черту, работенка туда же. Прости, запамятовал твоё...
- Норман. - опередил его я - Детектив Норман.
- А... Ну да, точно, Норман.
- Ну, колись, что тут произошло?
- Стоп-стоп, а ты разве еще работаешь?
- А что, разве нет? - решил я воспользоваться его незнанием.
- Да... Что то казалось мне, что ты вроде уходил...
- Я? Перепутал ты, должно быть.
- Ну, возможно. А, произошло то тут убийство. Вроде как. Но ты не поверишь, подозреваемый утверждает, что труп подкинули.
- Хм... А кто подозреваемый?
- Какая то шишка из совета. Приехал с любовницей, покутили, а на утро он, якобы, проснулся от того, что ее душит какой то двухметровый обалдуй в приталенном костюме.
- Мда... Еще скажи, в маске клоуна...
- Нет, но в пронзительно-красном галстуке. Чушь, в общем.
- Думаю, с вынесением обвинения проблем не будет.
- Да вообще то проблема есть. Адвокатишка крутой этой шишке попался, так что будет тяжеловато...
- Чарльз Барретт?
- Он самый. Уже в курсе?
- Да нет, просто догадался. Могу пройти?
Федерал молча впустил меня в здание.
В коридоре сновало множество копов в штатском, изредка из дверей выглядывали любопытные лица, которых немедленно просили вернуться в свой номер, персонал отеля сидел в прихожей, на улицу их не выпускали. Кажется, подозреваемый был не просто шишкой, подозреваемый был настоящим деревом. Ума не приложу, чья же скромная персона слуги народа могла поставить на уши столько людей из полиции, федералов, сотрудничащих организаций, что даже обслуживание нельзя было выпускать из здания.
Коротко спросив, где находится место преступления, я поднялся к нужному номеру и аккуратно постучал. Дверь открыл мой знакомый следователь, по имени Адам, средних лет пухлый мужчина с ледяными глазами.
- Норман? Тебя назначили сюда? - спросил он, даже без особых расспросов открыв дверь.
- Попал сюда по перекрестному расследованию. - начал я на ходу импровизировать. - Где подозреваемый?
- По перекрестному? Ну и ну, кажется, у этого борова рыльце в пушку куда больше, чем я мог предположить. У него есть информация по твоему делу?
- Да нет, у него возможно есть информация по человеку, который мне нужен по делу.
- Туда, пожалуйста. - проводил меня Адам по коридору. - Не против, если послушаю разговор?
- Раз это нужно, то пожалуйста. Информация не особо секретна.
Я прошел в зал, выполненный в успокаивающих зеленых тонах. На кушетке мрачно сидел боров кило под двести, с лицом до боли знакомым, и бестолково смотрел в потолок. Ну точно, это же советник Спейси, и вправду большое лицо. Внешность я его помнил из газет, не удивительно, что все вокруг на нервах, этот человек держит в ежовых рукавицах добрую половину профсоюзов города. Если такой человек попадет за решетку, в городе будет массовая борьба за власть. Прольется кровь. И неоднократно.
- Советник Спейси... - начал я.
- Я уже все сказал. Это подстава. Заказное убийство. Убийца был крепкий человек средних лет. Лысый. В костюме. С красным галстуком. - бросал он фразы как подачки, даже не повернув ко мне головы. - Больше ничего не знаю.
- Мне не убийца нужен, советник. Я ищу вашего адвоката, Чарльза Барретта.
Спейси все же посмотрел на меня, кажется оценивающе, и наконец изрек:
- Ну хоть один здравомыслящий коп понял, что общаться в первую очередь надо с адвокатом. Но вы разминулись. Он уже ушел. Минут пятнадцать назад.
- Уехал в контору?
- Нет. Сказал, поедет домой. У него еще уйма работы.
- Если уйма работы, зачем уезжать домой? - резонно заметил я.
Спейси смерил меня таким взглядом, словно сразу пожалел, что назвал меня здравомыслящим, так что я поспешил добавить:
- Вы знаете его адрес?
Советник молча протянул мне визитку, на котором был написан адрес. Я учтиво прикоснулся к уголку шляпы двумя пальцами и поспешил наружу. По дороге Адам меня спросил:
- Ну что, Барретт в этом как то замешан?
- Замешан, но не в этом.
- Официально?
- Нет, просто подозрения.
Когда я был у выхода Адам добавил:
- Я ведь знаю, что ты уже не работаешь в полиции.
На этом моменте я остановился, преисполнившись удивлением.
- Мы все зарабатываем как можем, Норман. Но учти, я даю тебе такую поблажку в последний раз.
- Спасибо... - отстраненно сказал я и поспешил по адресу.
Обидно, что слух о моем увольнении прошел так быстро. Я надеялся, что еще пару недель смогу побыть в образе копа и в случае чего без проблем проходить на места преступления. Однако, новости разошлись гораздо быстрее, чем можно было предположить.
Кажется, Черльз был или вправду очень занятой, или очень скрытный человек. Не знаю даже, как он умудряется находить себе клиентов, если его толком никто и никогда не видит. А впрочем, может по этому он их и находит. Заметил я, что у Мейсона компания выглядит действительно большим рабочим коллективом, а у Чарльза все основано на его культе личности, везде и всем заправляет Барретт. Отец его таким же был, работал в одиночку, никому не доверял, индивидуалист по натуре. Не радует меня это сходство, слишком много опасности оно в себе таит.
Жил Барретт в шикарном пентхаусе в Оуквуде, пока я туда добирался, вымок до нитки. После моего стука, дверь чуть приоткрылась, обнажая шикарную спальню внутри дома, с огромной кроваться и... Барной стокой. Что за бред? После выпивки, да сразу в койку?
А открыл мне отнюдь не владеле дома, а миловидная, едва одетая жинищина, напоминающая кого то из популярных ныне актрис.
- Ой. - по-детски удивилась та, очевидно, ожидая в гости кого то другого - А вы к кому?
- К мистеру Барретту, если позволите.
- Ой, а Чарли сейчас нет. - весело сказала та - Он работает круглые сутки, вечно его ждать допоздна.
- Мне передали, что он поехал домой.
- Он всегда так говорит, когда не хочет распространяться о ближайших маршрутах. - отмахнулась та - Так что это просто отмазка.
- Хм-м. - задумался я - Ну, простите за беспокойство. А, когда можно его ожидать?
- Говорю же, его можно не ждать. Время его приезда угадает разве что... Этот... - защелкала дама пальцами, вспоминая слово.
- Не утруждайтесь, я понял. Всего доброго.
Забавно, кажется Чарльз так усердно работает, что даже на замечает, как его собственная жнщина ему изменяет. Как иначе можно объяснить ее легкий наряд и удивление я не знал.
Черт возьми, ну где мне его искать? Что за чушь, как может быть, что за день целенаправленных поисков я нахожу только людей, которые говорят, что я или разминулся с целью поиска, или вообще пришел не туда? В моей практике проблемой всегда было общение с подозреваемым, возможно, поиск улик, но такого, что бы я целый день гонялся за подозреваемым, у меня еще не было. За исключением тех случаев, когда подозреваемый действительно оказывался убийцей и нарочно пытался укрыться от правосудия. И этот факт сейчас играл отнюдь не на руку Барретту, так как косвенно мои подозрения подтверждал.
Я направился внось в офис Чарльза, поехав на Центральный Остров. На улице по-осеннему сгущались сумерки, солнце закатилось, как и всегда в это время года, невероятно быстро, за то время, что я потратил, что бы дойти до офиса, на улице окончательно стемнело.
В лифте я поднимался без малейшей надежды найти того, кого ищу. Я ехал, можно сказать, просто для галочки. Наверху царила жуткая сумятица, все помещение было заполненно людьми, ожидающими свою очередь. Накурено было так, что даже я, курящий человек, едва ли не задохнулся, а вот чинно сидящих на диванах толстопузов это нисколько не смущало. Я бросил взгляд на дверь в офис и решил, то отстаивать такую очередь просто, что бы убедиться, что Барретта тут нету, я не буду. Даже не выходя из лифта, я сразу отправился обратно.
Пусто и глухо. Никаких зацепок. Надо самому нанять частного детектива, что бы тот нашел мне Барретта. Вот номер то будет.
Выйдя на улицу, я понуро пошел к себе домой. На улице начинал накрапывать дождик. Не успел я отойти на десяток метров, как рядом со мной пристроился автомобиль. Шикарный лимузин Ласситер, при том покрашеный не в зеленый, как полагается, а в черный, как зимняя ночь, цвет. Задняя дверь открылась, а оттуда полился басовитый спокойный голос:
- Детектив Норман. Кажется, вы искали со мной рандеву.
С заднего кресла приподнялся высокий, стройный, хоть и худоватый, мужчина с огненно рыжими волосами, одетый в иссиня черный костюм в толстую белую полоску, красную рубашку и перламутровый алый галстук. Чарльз Барретт совсем не постарел, лишь заматерел, взгляд его стал холодный и абсолютно непроницаемый.
- Не желаете прокатиться?
Я не стал отвечать. Молча сел и закрыл дверь. Автомобиль тронулся.
- Рад снова увидеть вас. - сказал Чарли, когда мы поехали.
- Лжец. - подражая барреттовском спокойствию ответил я.
- Отнюдь.
- А разве есть что вспомнить хорошего, что бы быть радостным встрече?
- А разве нет? Помнится, мы были с вами хорошими друзьями. Пусть и по службе, но все же. Вы были одним из тех редких людей в полиции, которые мыслили здраво. Жаль, что со службой вы расстались.
- Вот как? Значит, вы об этом уже в курсе?
- Помилуйте, детектив, хороший из меня был бы адвокат, если бы я перед встречей с вами не навел бы кое каких справок.
Тему отца Чарльз нарочито не стал затрагивать. Все строит из себя благочестивого работника. Но, я его понимал.
- Куда мы направляемся?
- Просто покатаемся по городу, пока не обсудим тему, за которой вы меня искали.
С этими словами он достал черный портсигар, я отказался от сигареты, а тот закурил. По салону немедленно разнесся совершенно нетипичный запах клюквы. Уловив мое удивление адвокат сказал:
- Элитная марка, заказываю напрямую из Британии. Ладно, Норман, давайте начинать.
- Я хочу, Чарли, что бы вы рассказали о вашем конкуренте, Артуре Мейсоне. Вы, разумеется, знаете о убийствах в его совете директоров...
- Хм, забавно, что вы взяли меня в подозрение. Я, конечно, знал о тайном совете, но, простите, убивать их...
- Про убийство я пока не говорил.
- Детектив, помилуй боже, Мейсон мне не конкруент. Нет, он то думает, что конкурент, но я то знаю правду. Я и Мейсон работаем в абсолютно разных сферах. Мейсон работает адвокатом в классичекском понимании. А я в расширенном.
- Расширенном?
- Я помогаю там, где простой адвокат бессилен. Я не боюсь запачкаться. Я работаю с криминалом. Причем регулярно. В отличие от Артура. Вот и вся разница.
- Плохой бы из меня был сыщик, если бы я верил на слово...
- Норман, конечно, вы можете не верить. Да, в большой политике не обойтись без насилия, беззакония и прочих методов борьбы, и я сам порой бывает прибегаю у таким действиям, однако в этом я кардинально отличаюсь от отца, который в конце концов попался на этом, хотя и считал себя безнаказанным. Именно по этой причине я и не встретился с вами сразу же. Во-первых, я не имею дел с полицией из-за того, что они посадили отца, а во-вторых вы оказались тем самым человеком который посадил всю шайку тех ребят, из-за которых, собственно, отец и связался с криминалом. Но он оказался слишком нетерпелив, практически не разбираясь с каким либо делом он сразу пытался решить его или давал указания соответствующим людям, поэтому то ему и не удавалось очень многое. Я же, в отличие от него стараюсь собрать максимум информации а уже потом действовать, так можно свести риск к минимуму и найти множество решений определённых ситуаций, в которых отец прибегал к помощи криминала. Я разобрал почти все его дела и могу с уверенностью сказать что везде было как минимум два решения, конечно, он не стал бы тратить время на это и сделал бы точно так же, как сделал. Отсюда и результат. Что же касается убитых… Детектив, рассудите, разве я стал бы действовать так просто и опрометчиво? Ведь первым делом подозрение пало бы на меня. Не так ли?
- Откуда мне знать, что вы не ведете двойную игру. Может, вы специально и подстроили очевидные убийства, что бы на вас не стали смотреть, так как исход слишком прост.
- Вы умный человек, Норман. Но ведь копы обычно тупы. Если они увидят, что я первый подозреваемый, они напрямую меня и посадят. Ну зачем мне себя так подставлять?
Я не нашелся, что ответить.
Пока он говорил, мы проехали, наверное, половину Центрального Острова. А в моей голове в это время создавались догадки. Причём каждая последующая была ещё более глупой чем предыдущая. Создавалось впечатление, что либо Чарльз Барретт продумал всё до самых мелочей либо это просто совпадение, но так или иначе, а каким бы ублюдком он не казался или не был, доказательств его причастности к гибели этих людей у меня нет ровным счётом никаких.
- Я думаю, детектив, - немного нагнувшись в мою сторону, заговорил Чарльз - вы немного ошибаетесь, думая, что я могу быть настоящим убийцей или же организатором убийства. Как я уже говорил, сначала я собираю информацию а уже затем действую. Информации об этих людях хватило бы что бы убрать с дороги каждого, разумеется, не прибегая к насилию. У каждого из них были свои слабости, через которые можно было бы легко ими манипулировать и заставить убраться.
- Ну что, мы все выяснили? - выжидающе спросил Чарльз.
- Да... Пожалуй. - я был растерян.
- Не обижайтесь, но я выискал ваш нынешний адрес. Так что я привез вас прямо к дому.
Я уже выбрался из машины, когда Барретт сказал:
- И еще, детектив. Я был искренне рад вас видеть.
- Серьезно?
- Ну конечно. Вы один из отголосков эпохи моей молодости. Жаль, что пути наши разошлись.
Машина уехала. А я направился к дому, не понимая, говорил ли он эти слова искренне, или просто из вежливости.
Подъезд моего дома был раскрыт, словно зев кита, двери давно вышибли. Я направился на свой этаж, без особых проблем преодолевая крутые ступеньки лестницу. Форма моя пока еще была весьма хороша, это утешало. Порой. Все же, для полицейского, пусть и бывшего, негоже заплывать жирком, дисциплина превыше всего.
Навстречу мне с лестницы спускался невысокого роста крепкий мужчина, пол лица которого загораживала шляпа. Обычный мужчина, разве что в слишком мрачной одежде - и его костюм и шляпа и перчатки, всё было черным, даже рубашка, колорита придавали и черные как смоль волосы, хотя лицо не итальянского типа, которому присущи брюнеты. Когда мужчина проходил мимо меня, я на инстинктах успел схватить его руку, и вывернув ее посмотрел в удивленные глаза проходящего. Лишь присмотревшись, я понял, что меня заставило его остановить. Эти ледные, беспристрастные глаза я бы узнал где угодно. Я навсегда запомнил их белесый, почти выцветший цвет. Этот взгляд я запомнил, часто всматриваясь на портрет полицейском управлении.
Мужчина, на удивление, ломать комедию не стал, и вместо того что бы начать возмущаться, или звать на помощь, сразу отвесил мне два превосходных удара по почкам. Качество ударов я почувствовал не только почками, а словно и остальными органами. Но выдержка меня не подвела и к тому моменту, когда мой соперник замахнулся на целый хук, я стремительно опередил его ошеломляющим крюком в челюсть. И чисто для проформы, просто возвращая долг, ударил его дважды в почки. Обмякшее тело я дотащил до своей квартиры уже с чуть большим трудом, так что рано я распинался о соей форме.
Первым делом я приковал преступника к косяку, после чего набрал номер знакомого из полиции. Там как назло не отвечали. Вот всегда так, как какая то чушь, так времени хоть отбавляй, а как только я ловлю Катафалка, так все линии заняты.
А моим новым знакомым был именно Катафалк.
- Думаю, со звонком следует повременить. - раздался голос из прихожей.
Даже не голос, я словно гул ветра: низкий, спокойный и совершенно отстраненный, потусторонний, как воздух на кладбище. Боже, ну и человека мне удалось поймать. После лучших моих ударов он стоит, как ни в чем не бывало, смотрит на меня, словно я не хозяин положения, а его жертва. Какие уж там Бруно, какие там Томасы Анджело, это все самые обычные люди, желающие получить выгоду. А стоящий передо мной был вовсе не человеком, это был искренний, бездушный убийца, находящий радость лишь в смерти. Не зря у него даже нету человеческого имени, лишь символичное прозвище.
Черт возьми, мне должно было стать страшно, но я был рад как никто, ведь удача сама шла мне в руки.
- Повремените, детектив. Вы ведь в отставке, полиция не будет рада, что кто то из частных сыщиков работает лучше их.
- Наводил обо мне справки?
- Отнюдь, даже имя вашего не знаю. В городе я лишь неделю, однако уже застал слушок о бывшем, копе на которого охотится мафия. Похоже, это вы.
- А-а, плевать. Тебе тюрьму давно пора, по этому я не вижу смысла это откладывать.
Я старался надеть на себя маску спокойствия, но, кажется, искренние эмоции так и не смог скрыть. Да, черт возьми, меня пугало, что все вокруг уже знали мою историю. Это делает меня уязвимым, дает людям рычаги давления. Детектив должен быть неприступным на вид, а как я могу выглядеть неприступно, если даже скрывающийся маньячина в курсе, что за мной открыли охоту гангстеры.
- Не следует вам меня сдавать, детектив. Сейчас я могу быть вам полезен. Зато, если вы сольете меня полиции, будьте уверены, когда я выберусь, вам это прпомнится. Вы знаете, на что я способен.
- Судя по твоим же словам, жить мне осталось не так уж много, что бы дожидаться твоего возмездия.
- Это еще один повод меня оставить. Я человек чести, так что помогу вам взамен разобраться с гангстерами.
- Если бы я верил каждому психу, попадающемуся у меня на пути, то я бы...
- А откуда тебе знать, что я псих? Ты знаешь хоть каплю моей истинной истории, что бы делать такой вывод? Нет, серьезно, вы же судите только по рапортам, вы даже не знаете, в каком городе произошла эта история.
- Хочешь сказать, у тебя были адекватные причины на убийство пары-другой десятков человек? - с сарказмом спросил я - Я даже представить себе не могу, что это должен быть за повод.
Катафалк замолчал. Я тем временем, с ужасом осознавал, что и вправду не против попытать удачу и поставить одного преступника на мою сторону, против остальных бандитов. Кто бы мог подумать, что теперь буду просить помощи у тех, кого сам же так хотел отловить, поймать кого для меня было делом чести. Но, разве, такой уж я дурак, что бы из принципа умирать, засадив лишь одного лишнего маньяка? Может, как раз правильнее одного такого отпустить, позволив мне помочь, и самому отыскать других?.. Черт его знает... После увольнения из полиции, жизнь стала преподносить гораздо больше дилем. Строго говоря, само увольнение для меня было уже дилемой. Вопрос был в том, настолько ли я хочу жить, что бы поступиться со своими принципами. Конечно, у меня был повод с ними поступиться, но, как известно, повод всегда можно найти, когда есть желание.
- В это сложно поверить, но у меня была причина их убить. Честное слово, была. - оживился наконец Катафалк.
- Попробуй рассказать мне историю, пока это твой единственный шанс избежать привода в полицию.
- Нет, детектив, я не хочу ее рассказывать. Решайте, нужна вам моя помощь, или нет. Не, как вы понимаете, если вы позвоните копам, я буду сопротивляться до последнего.
Я сел в кресло, по правую руку от меня стояла тумбочка, с нее я взял телефон и показательно положил себе на колени.
- Знаешь, Катафалк, мне довелось в своей жизни пообщаться с самым известным гангстером нашего города. Он сдал мне свою криминальную семью, обмен на жизнь, но речь не об этом. Этот гангстер был истинным убийцей, за десяток лет своей карьеры счет его убийств превзошел сотню человек. Он объяснял это тем, что хоть и зла им не желал, однако они ему мешали, и надо было делать выбор между своей жизнью и их. Да, он нашел себе веский повод прогуливать церковь по воскресеньям, нашел оправдание каждой принесенной им смерти. Каждому трупу в братской могиле. Но когда он выкладывал мне свою историю, я видел как ему тяжко говорить о деталях перестрелки, как он перескакивает на нейтральные темы, да даже как у него дергался глаз, черт возьми. И это нормально. Это сочли бы за признак слабости в его среде, а я считал это единственным показателем, что он все еще человек. И только это заставило меня проникнуться к нему хоть и относительным, но уважением. А что я вижу, глядя на тебя? У тебя не дернулся ни один мускул на лице, когда ты говорил о самом неординарном и страшном преступлении, которое я встречал за свою карьеру. Ты убил в одночасье всех своих друзей и знакомых, а тебе словно плевать. И этот факт, отнюдь, не делает тебя крутым. Этот факт наоборот пугает. Так что, будь добр, или расскажи мне свою историю, что бы я мог понять, почему ты так спокойно к этому относишься, или проваливай-ка ты на хрен в тюрьму.
Катафалк примирительно поднял руки:
- Спокойно, детектив, я тебе все расскажу. И вы будете разочарованы, потому как моя история совсем не таинственна, в ней нет никакого второго дна, какое вы уже успели себе придумать. Всю свою сознательную жизнь я был гангстером, начиная с малых лет. Преступать закон приходилось, что бы просто выживать, такие уж порядки были в той дыре. Однако, быть бандитом мне никогда особо не нравилось. Работал я тогда на один из влиятельнейших кланов, которых в городе было всего два. Как вы понимаете, оба клана спали и видели, как бы вцепиться друг другу в глотки. Со временем противостояние стало открытым, началась резня. Боссы пропагандировали особую, почти родственную сплоченность, объединяя всех участников клана в одну семью. Вот только я никогда себя не считал родственником этим ублюдкам. С собственными коллегами поквитаться я повод искал давно, а тут он представился. И в момент наибольшей уязвимости я продался врагу. Да, звучит как история падшего человека, потерявшего все моральные ориентиры, но на деле все было иначе. Я сделал то что должен был - очистил город от опухоли, которая давно требовала операции. Вот и вся история.
Катафалк замолчал.
- Прям история, заслуживающая сострадания. - сказал я с сарказмом.
- Какая есть. - Катафалк напустил на себя обиженный вид.
- И ты считаешь, я в это поверю?
- А почему нет?
Я тихо усмехнулся:
- Учитывая специфику моей работы, я неоднократно сталкивался предателями всякого пошиба. Никого ранее на предательство не толкала ненависть к работодателю. Точнее, толкала, но продавались подобные личности не вражеским кланам. Таким людям опостылели гангстерские разборки, они искали покоя, хотели лучшей жизни, вообще обычно обращались в полицию. А ты вот так просто продался... Неплохая легенда, но меня ею не проведешь.
- А, то есть я, детектив, по вашему в том положении, что бы пытаться придумывать легенду?! И вообще, какой мне смысл что то выдумывать? Что мне скрывать?
- Это ты мне скажи, Катафалк. Твоя история не дала толковых ответов, но прибавила еще один вопрос, по поводу адекватности твоего поведения. Браво.
- Хорошо, не продавался я вражескому клану. Все было куда проще. Я всего убил сам, по тем же причинам. И свалил из города, начав новую жизнь. Доволен?
- Вернемся к этой теме позже. - сказал я, доставая из шкафа виски.
Ночь обещала быть чертовски долгой.*

0

9

Часть 2, глава 3


Бутылка виски не поддавалась, в какую бы сторону я не крутил крышку. Черт, это я так надрался, что закрутил напрочь бутылку, или так надрался, что не хватает сил открыть? Может, конечно, это и производитель сделал нарочито плотную крышку, что бы к моменту открытия напиток выпивался с особым вожделением. Кто вообще придумал насаживать на виски витые пробки? Лучше бы делали коньячные пробки-затычки. Хотя, на дорогих сортах, делают, кажется. Или сорт становится дорогим лишь благодаря коньячной пробке? Черт его знает...
Пробка наконец поддалась, а отвинтив ее, я закинул пробку куда подальше. Янтарно-желтый виски густо полился в чашку, наполовину заполненную давно уже приготовленным кофе. Нет напитка лучше, что бы взбодрить себя, если всю ночь перед этим не спал. Я, надо сказать безо всякого удовольствия, глотнул немного из чашки с получившемся коктейлем, и выглянул в окно. На небе расстилалось удивительно яркое фиолетовое марево. Редкий момент суток, когда ночь уже близка к концу и солнце вот-вот выберется, однако до полноценного рассвета еще достаточно много времени. Тогда далекие солнечные лучи понемногу пробивают ночную тьму и все небо озаряется удивительной красоты фиолетовым цветом. Такое случается, правда, нечасто, это происходит лишь при определенной погоде, да и длится недолго - сначала фиолетовое небо едва заметно, а уже вскоре меняется на синий цвет. Собственно, самый яркий пик этого феномена природы, длится лишь три, ну может пять минут, потому то его замечают столь немногие. Я взглянул на часы они показывали ровно восемь часов, двадцать три минуты утра. Поздноватый рассвет даже для осени.

Читать далее

Я вспоминал вчерашний день, параллельно отпивая немного кофе, вспоминал поиски Барретта, диалог с ним же, поимку Катафалка... В эту ночь я так и не лег спать. Да и кто может заснуть, зная, что в твоей квартире находится маньяк? Мы долго говорили с ним эту ночь, я старался не касаться больше темы его убийств, ибо правду он пока говорить не намерен, а я наоборот, собирался рано или поздно это выяснить. Мы обсудили с ним положение дел в городе, я говорил, с чего стоит попытаться начать общение с людьми, которые на меня давили, мы пообщались на тему методов решения моей проблемы, немного поговорили об обстановке в городе в целом. На исходе беседы, продлившейся почти десять часов, я еще мог сказать, что не знаю об этом человеке ничего, но теперь мог и добавить, что с какого то черта не вызывает никакого желания его сдать. Старею я наверное, раз в последнее время стал проникаться к преступникам доверия. Но Катафалк не выглядел действительно тем обезумевшим от крови маньяком, каким он представал в полицейских отчетах. Он выглядел как человек, совершивший ужасный, но все же оправданный поступок. Это, конечно, отнюдь не означало что я всецело доверял моему новому знакомому, наручники я его немного ослабил, прикрепив к ним давно купленную для Джоя цепь, так что теперь Катафалк мог свободно ходить по квартире, однако за ее пределы выбраться уже не смог бы. Так же я еще не знал, как поступить с ним, когда история с преследующими меня мафиози наконец закончится. Я не был уверен, готов ли буду его отпустить, но и так же не был уверен, могу ли теперь устроить ему суд. Все это требовало отдельного обдумывания, на которое, после уже двадцати, а то и больше, часов без сна у меня просто на оставалось сил. Теперь силы у меня были на то, что я делаю лучше всего - на старый добрый отлов преступников.
Теория с Барреттом провалилась с треском, а новых подозреваемых пока не намечалось. Не самый лучший расклад. Теперь придется идти "методом тыка" безо всяких подогнанных теорий просто проверяя всех подозрительных личностей. На самом деле, это большая редкость, когда личность преступника неочевидна. В большинстве случаев дело раскрывается в течении одного-двух дней, а если полиция не раскусывает преступника за этот срок, то шансы поймать его в дальнейшем начинают стремиться к нулю. Печально это признавать, но по большей части преступника ловят не от профессионализма полиции, а потому что преступник сам себя выдает. Все эти рассказы о поразительных методах дедукции и полицейском чутье на самом деле не более, чем крайне популярная, но абсолютно не совпадающая с реальностью, выдумка. На самом деле ни один коп, или частный детектив, не догадается, что оставленные подозреваемым ключи от машины на рабочем столе свидетельствуют вовсе не о простой человеческой рассеянности, а о том, что подозреваемый слишком нервничал и спешил, ибо он в эту ночь убивал людей. Я даже больше скажу - такой подозреваемый гораздо вероятнее просто рассеян, а вовсе не кровавый маньяк. К сожалению, что бы это понять, стоит и вправду немного поработать в полиции, а не зачитываться бульварной детективщиной и после мнить себя экспертом в такого рода делах.
Так вот, как я сказал, если личность преступника неочевидна, следует больше рассчитывать не на дедукцию, а на случайное совпадение. Но и вероятность случайного совпадения можно увеличить. Однако, дело это неблагодарное, потому что придется заниматься примитивной и туповатой рутиной. Да-да, что бы отыскать потенциальную зацепку надо просто постоянно околачиваться возле места преступления. Лезть в личную жизнь клиентов, проползать в чуждый социум, следить за всеми разговорами и междусобойчиками. Вообще, это кажется довольно глупым, влезать в чужую жизнь, казалось бы, как это поможет отыскать преступника? На самом деле, это легко объяснятся, ведь убийца, находящийся в этом обществе, себя так, или иначе выдаст, вопрос как раз в том, будет ли поблизости в это время чересчур наглый коп, или к этому времени расследование уже закончится и дело будет приостановлено, так что преступник окажется на свободе. Такой метод работы абсолютно бесполезен, если убийца просто наймит и пришел со стороны. Но пока моя версия состоит в личном знакомстве убийцы и жертвы, к тому же для поиска киллера у меня просто нету ресурсов. По правде говоря, у меня нету почти никаких ресурсов. Без доступа к картотеке и официальных пропусков дело весьма усложнялось, сложно представить, как же себе добывают хлеб остальные частные детективы, у меня же проблемы начались в первом же деле.
Ну а впрочем, сейчас не время разглагольствовать. За окном стремительно светало, небо покрылось молочной белизной, лишь с незначительным синим оттенком, до вступления дня в свои полномочия оставались считанные минуты. Я нашел помятую, однако свежую рубашку, не стал мучиться с утюгом, а просто сбрызнул ее водой, обычно это и так помогает разгладиться, почти как после глажки, далее я повязал свой нелюбимый, но самый чистый и выглаженный галстук, серо-коричневого цвета. Галстук этот мне подарили коллеги на юбилей, но выбор их я не разделял. Мало того, что галстук был льняной, а такие я терпеть не могу, он был еще и мне не особо по размеру, завязывая его, даже потуже, галстук доходил почти до пряжки ремня, в то время, как по правилам галстуки не должны доходить и до пупка. Когда-то это может и будет модно, но сейчас выглядело убого. Цвет галстука тоже был так себе, коричневый галстук под черный костюм, например, не одеть. Что бы прикрыть дурацкий галстук я без пиджака одел свой детективный бежевый плащ, который я наоборот очень любил, хоть он и был уже, что называется, видавший виды.
Собравшись, я допил виски с кофе и пошел к двери, на мгновение прислушался, но Катафалк затих, кажется, он что то читал. Я по привычке хотел оставить Джою корма, и лишь открыв шкаф с консервами спохватился. Да, на корм тратиться больше не придется, но не могу сказать, что меня это радовало.
Выйдя на улицу я вдохнул неуютно-прохладный воздух осеннего утра. Запах талой листвы, мокрого асфальта и автомобильных выхлопов я решил разбавить ароматом крепкого табака, достал свою ядрено-красную пачку сигарет и закурил.
Взбадривая сонное сознание, я начал строить планы по поиску новых подозреваемых. Итак, вполне логично, что конторе Артура кто то желал банкротства. Ну а что, если все не так просто? Вдруг, убийце насолил лишь кто-то один из совета директоров, а остальные смерти лишь прикрытие? Но тогда, откуда убийце вообще знать о тайном совете... Вопрос. Верный самый вариант сейчас ровно один - не строить версий, а изначально прошерстить самых вероятных подозреваемых.
На улице начал накрапывать мерзкий дождик, я затушил сигарету и направился к своему автомобилю, там хотя бы сухо.
До конторы Артура я добрался быстро, хотя улицы были скользкие, маневренности и отзывчивости Болту не занимать, собственно, этим машина и славится, помимо простоты и надежности.
Контора уже работала, я поднялся прямиком к Артуру, однако того на месте еще не было. Неприятно, конечно, осознавать, что ты у кого то на прицеле и даже не можешь понять, у, собственно, кого. Впрочем, я сейчас в схожем положении, я так же на прицеле у бандитов. Но я, хотя бы, от работы не отлыниваю. С другой стороны, я хотя бы знаю, кто и за что хочет меня убить, а Артур даже не понимает, кому и в чем насолил. Хотя, разве это отговорка? В конце концов, не все ли равно, кому это выгодно? Ужасен сам факт. Чужая душа потемки, на самом деле. Я охоту на собственную личность не воспринимаю как нечто, что должно отравлять мою деятельность. Это просто проблема. О да, чертовски большая проблема, но я должен решать ее, а не просиживать днями дома, трясясь за свою шкуру. Но, в отличие от Артура, мне и нечего терять. Работа моей жизни утрачена, пес убит, а дома вместо жены и детей ждет сердобольно принятый мною серийный маньяк-убийца. Да уж, поводов сражаться за жизнь немного. Слишком часто в последнее время я возвращаюсь к теме семьи, неужто старею? Ладно, не льсти себе, дружок, ты ведь ни о чем не жалеешь. Всё закономерно и идет своим путем. Даже происки мафии лишь очередная неприятность, через которую предстоит прорваться. Артур рафинирован и труслив, потому то и впал в меланхолию. Это что же получается, моя жизнь меня же и закалила? Моя простая жизнь честного копа закалила меня лучше, чем жизнь изворотливого карьериста-адвоката? Ну что же, а почему бы и нет?
Мысли эти мне определенно подняли настроение, так что в кабинет Гарри Форда я направился с широкой, хоть и мысленной, улыбкой.
Форд, в отличие от нерадивого своего начальника, в это время был на своем рабочем месте, что то печатая на машинке, и вид у него был чертовски довольный. Маленькому человеку никогда не познать больших проблем, в общем то как и больших взлетов, но для Форда это кажется не было особым поводом унывать.
Я хотел было поздороваться, но Форд сам меня заметил, и, подняв голову, опередил:
- А-а, доброе утро, детектив Норман. Ну что, добились у Барретта аудиенции?
- Доброе утро, Гарри. Да, с Барреттом я поговорил вчера, мы проехались на его машине.
- Вы сейчас серьезно? - спросил меня Форд менее веселым, доверительным тоном.
- Вполне.
- Хм, забавно. Похоже, вы единственный человек в нашем агентстве, кому удалось это сделать.
- Мне удалось это сделать уже давно, еще в...
- Да-да, в двадцатых, я помню. Ну, тогда же Барретт был несколько иной личностью, а тут бах и прям вчера, личная аудиенция, приватная беседа в автомобиле.
- Не понять мне вашего удивления, Гарри. Да, Чарльза я нашел не сразу, но он сам пошел мне на встречу. Согласитесь, не в его интересах подвергать себя подозрению.
- А, ну да, что бы пообщаться с почтенным Чарльзом Барреттом достаточно всего лишь косвенно сделать его главным подозреваемым в шумной серии убийств. - Гарри зычно рассмеялся.
Я его в этом не поддержал. Меня вообще редко веселят смерти. Разве что, если это смерть клоуна. Такого клоуна, как Гарри, например. Форда, к слову, моя мрачная тишина во время его веселья не особо смутила, и он продолжал посмеиваться. Довольный, он вышел в соседнюю комнату, жестами мне показывая, что ушел ненадолго. Вернулся он через полминуты, притащив с собой сверкающий поднос, на котором стояла еще дымящаяся турка с кофе, судя по запаху недешевым, и двумя небольшого размера кружечками. Улыбаясь, он налил порцию себе, вопросительно на меня посмотрел, я кивнул, он налил и мне порцию.
- Итак, дружище, какой же вы вывод сделали из разговора с Барреттом?
- Подозрения не оправдались, этот вариант пока следует отложить. - сказал я отпивая кофе.
- А на кого вы в таком случае переключаетесь?
- А вот это я хочу спросить у, собственно, вас.
- Я весь внимание.
- Расскажите мне, Гарри, про ваших сотрудников.
- Про сотрудников?
- Про уволенных сотрудников.
- Уволенные сотрудники...
- Хорошо бы и громкие увольнения.
- Увольнения со скандалами...
- Возможно и такое.
- А сотрудники бывают мстительные...
- О, да.
Гарри задумчиво замолчал. Потом довольно хмыкнул, щелкнул пальцем и ткнул им в меня. Я не совсем понял, что означает этот жест, но Гарри быстро пояснил.
- А ведь, мне кажется, я знаю, кто вам нужен, дружище.
- Серьезно?
- Вполне. - в тон мне ответил Гарри.
- И что же вы молчали?
- У вас бывали и более правдоподобные версии, откуда мне было знать...
- Боже мой, Гарри, по-человечески же просил, говорить даже о малейших подозрениях.
- Ну так мне рассказывать?
Я промолчал и с укоризной посмотрел на собеседника. Гарри немного смутился, кажется, совесть все же в нем взыграла, и он начал рассказ:
- Работал у нас адвокат. Около года назад. Стивен Брок звали его. Хотя, почему звали, его и сейчас так зовут...
- Брок - это фамилия?
- Да, фамилия, но звучит как имя. Мужчина этот вполне приличный, в чем то даже импозантный. Прекрасно знает социологию, право в частности, так же довольно силен в психологии, что в нашей работе весьма важно. Ораторские способности, увы, были не так хороши, но Стивен с работой все равно справлялся. И был у Стивена, своего рода, небольшой пунктик: он очень боялся замараться. С Артуром, от того, отношения у него были сугубо деловые и ни капли не дружеские. Брок не шел на уступки и работал только с "чистыми" клиентами, защищать преступников отказывался. Что же он забыл в адвокатском деле, спросите вы. Забыл он деньги. Работа адвокатом оплачивается куда лучше, чем преподавателя права в средней школе, Броку работать у нас было выгодно. А нам было выгодно работать с Броком, как я уже говорил, адвокат он толковый. Собственно, Артур изначально втихую вывел фабулу, что Стивен рано или поздно уволится, но пока была возможность с ним работать, мистер Мейсон ее использовал. Но вот такого скандала, к слову, никто не ожидал. Броку дали очередного клиента, который, нам на удивление, все таки оказался виновен. Особо неприятен был тот факт, что вскрылось это только на заседании суда, так что Стивен отказаться не мог. Надо отдать ему должное, дело он довел до конца, заключенного, к слову, оправдали. Стивен был в ярости, он рвал и метал. В вопросах репутации этот человек весьма ревностный, так что такое дело имело особое значение для его собственной чести. Вот такие дела...
- Думаете, Гарри, что человек может за такое убить?
- Когда человек относится к чему-либо фанатично, мистер Норман, от него можно ожидать чего угодно в случае разрушения идеалов. Ахиллесова пята Брока была честь, он честен сам и ждет от людей того же. И тут такая подстава. Почему бы и нет? Лучшего кандидата в подозреваемые у нас пока нету.
- Но как же Стивен мог узнать о тайном совете директоров?
- Говорю вам, человек этот хорош в социологии, а раз после увольнения у него осталось куча свободного времени, он вполне мог бы разработать план отмщения. Как раз год и ушел. Мне кажется, звучит все логично.
- Ага, логично. Если мы ведем речь о криминальном гении, которому ничего кроме отмщения от жизни не нужно.
- Детектив, почему вы такой циник? У вас есть версии получше? - голос Гарри звучал обиженно.
- Да нет, версий получше у меня и впрямь нету. Диктуйте адрес.
Стивен Брок жил в Нью-Арке. Непримечательный квартал. Просто домишки среднего пошиба, квартиры по сходной цене и обычному качеству. У этого квартала была лишь одна особенность: он был настолько усреднен, что в нем могли жить как многодетные семьи, едва сводящие концы с концами, так и высокого ранга чиновники, готовящиеся к переезду в Квартал Миллионеров. Потому то сделать вывод о нынешнем социальном статусе Брока по его адресу было решительно невозможно.
Помимо всего одной особенности, в квартале была и всего одна достопримечательность: Бар Морелло, знаменитое заведение, в котором некогда денно и нощно обитала самая кровавая мафиозная группировка, которая только была в нашем городе. После смерти босса, дела этого заведения пошли в гору. Парадокс, но громкие судебные процессы и кровавые разборки лишь привлекали все больше и больше клиентов, а после окончания "ревущих тридцатых", отмены сухого закона и прекращения бандитских разборок, в Бар Морелло приходило не меньше народу, чем в несколько более разрекламированный Бар Сальери. Праздным людям, далеким от настоящих жизненных опасностей, посещение такого места как глоток свежего воздуха, идущего сквозь серую суету будней, для них это возможность познакомиться с полностью противоположным им образом жизни, а людей, как известно, тянет к неизведанному. Мне, как представителю закона, видеть это было откровенно противно. Да и что приятного наблюдать, как люди за жизнью преступников наблюдают с куда большим интересом, чем за бытом охранявших этих людей полицейских. Кому не лень обругать копа, верно? А вот известного гангстера смешать с грязью никто не сможет, даже за спиной. Парадокс... Еще один парадокс...
С такими невеселыми мыслями я приехал к нужноsizeму мне дому. Не новая, но крепко сбитая четырехэтажная постройка, ей уже лет десять, но выглядела она вполне неплохо.
Я зашел в чистенький подъезд, поднялся на третий этаж, прихожий коридор вел к четырем квартирам, расположенных на достаточном удалении друг от друга. Стены прихожей были обиты красивыми красными обоями, в одном из углов, прямо под окном, стоял горшок с цветами, а по всему этажу разносился расслабляющий запах куриного бульона. Такое ощущение, что уют обжитой квартиры выбрался за ее пределы, захватывая близлежащее пространство. В таком доме, надо полагать, жить большое удовольствие. Определенно, когда накоплю денег, перееду куда-нибудь в этот район.
Квартира, нужная мне, располагалась неподалеку от лестницы, около двери даже висел механический звонок. Я пару раз нажал на кнопку и стал ждать, пока мне откроют. Шаги послышались почти сразу. Дверь мне открыл весьма и весьма плотный, немолодой мужчина с знатными залысинами, пышными усами и добродушным лицом заядлого семьянина. Из-за спины мужчины едва-евда выглядывал карапуз, лет двух от роду. Я явственно определил, что запах куриного супа шел именно из этой квартиры.
- Доброе утро! - бодро начал я разговор.
- Здравствуйте. - проговорил мужчина басовитым тоном. - Чем могу помочь?
- Вы, я полагаю, Стивен Брок?
- Не-ет.
Ого. Вот так номер. Я еще раз посмотрел на дверь и удостоверился, что адрес верный. Но где тогда Брок?
- А зачем вам, собственно, Стивен? - тем временем оживился мой собеседник.
- Так вы с ним знакомы?
- Ну, немного. Я выкупил у него эту квартиру где-то полгода назад.
- Ага, отлично. - ситуация начала проясняться - А не подскажете мне, где собственно можно найти бвышего владельца сейчас?
- Вы, собственно, кто такой? - ответили мне вопросом на вопрос.
- Я? Я Норман. Детектив Норман. Ищу Стивена Брока, который нужен мне по конфиденциальному делу.
- А документы, полагаю, мне можно посмотреть?
- У меня есть кое-что получше документов. У меня есть лицензия. - я резво протянул жильцу удостоверение.
Мужчина посмотрел документы мельком, особо не рассматривал, а сразу продолжил:
- Стивена я не особо знаю. Насколько я понимаю, он переезжал к своей невесте...
- Невесте? - бровь моя непроизвольно поползла вверх. Вот уж кто-кто, но невеста в образ одинокого и методичного убийцы не вписывалась ну никак.
- Ну да, невесте. Миловидная такая девушка, блондинка, кажется, таких в кино часто показывают.
- А имя невесты вам известно?
Мужчина задумался, отведя взгляд, почесал голову и предположил:
- По-моему, он называл её Бетти. И у неё было то ли второе имя, то ли фамилия: Сью. Когда он говорил с ней, получалось так нестандартно, словно два имени сливалось в одно, то бишь Бетти-Сью. Потому то не ручаюсь, фамилия это, или имя.
- Ага, понятно... - протянул я, хотя было ровным счётом ничего не понятно - А куда они переехали, вы не знаете?
Мужчина тяжело вздохнул и пожал плечами:
- Да нет... Вроде из города они не уезжали, просто переехали в другой район.
- А не подскажете, район рангом повыше, или наоборот?
- Да уж учитывая, какие деньги я за квартиру отвалил, думаю, рангом повыше.
- Хорошо, спасибо. - сказал я на автомате, полностью погруженный в свои мысли.
Для виду я почиркал карандашом в блокноте и, попрощавшись, направился прямиком в автомобиль. В самой машине я уже понял, что толком и не знаю, куда ехать.
Тот факт, что Стивен женат, портит саму концепцию мстительного убийцы с навязчивой идеей. На самом деле, мстительные убийцы, как бы цинично это не прозвучало, делают своё черное дело от, кто бы мог подумать, скуки. Ну как скуки, скорее от безнадежности. Становясь преступниками, такие люди обычно ищут себе цель в жизни. Они фаталисты, терять им нечего. И как раз факт увольнения, или другой потери, требующей отмщения, обычно и доводят человека до состояния "нечего терять". К примеру, если стандартный работник посвятил свою жизнь одному делу, а его внезапно, ну скажем, увольняют, или просто перенаправляют, ну или подсиживают, то такой человек имеет все шансы стать убийцей. Почему? А ответ прост: что еще делать? Заняться просто нечем, зато на душе чувствуется мерзкий привкус обиды и обреченности. Противоположная ситуация имеет место быть с состоявшимися людьми, семьянинами, для которых работа давно стала способом заработка, или просто хобби, для поддержания формы. Такие люди, даже если их обидно скинут со счетов, скорее всего просто будут двигаться дальше. Да, они обидятся и будут поминать это дело недобрым словом, но месть не будем уделом для такого человека, тут предпочтительнее забвение, или игнорирование. Конечно, изложенная мною аксиома применима не для всех случаев. В моей практике, лет восемь назад, может несколько больше, попалась весьма странная личность, на которую я вышел совершенно случайно. Примерный семьянин, достатка выше среднего, отец нескольких детей, Декстер Брукс, кажется, его звали, имел, что удивительно, самое непосредственное участие к серии убийств, претендующих на статус "Суд Линча", проходивший у нас убийца под обозначением "Вигилиант", представлялся нашим детективам человеком злобным, одиноким и уже далеко немолодым. Стереотип, идущий едва ли не из древней литературы, затмил рациональный взгляд нашему отделу. Не без гордости скажу, что именно моя строгость к теме проверки даже совершенно маловероятных версий, помогла раскрыть страшную тайну Декстера Брукса, однако не без стыда добавлю, что убийцу раскрыл я, тем не менее, случайно, без предварительных подозрений.
Но как бы я не хотел, пример Декстера Брукса был далек от данного случая. Брукс убивал не потому, что хотел отомстить за свои обиды, он убивал из-за обостренного чувства справедливости. Брок же, по изначальной версии, мстит за увольнение. Черт его знает, оправдаются ли подозрения... Эта была определенно не та версия, которую я записал бы в графу фаворитов. Но и других вариантов, увы, у меня нету.
За праздными размышлениями, я доехал до уютного кафе, расположенного поблизости от одной из станций метро, под названием "Стейдж Боттл".
В этом месте и начал свой большой и мало похожий на правду, однако являющийся вполне истинным, рассказ Томас Анджело. Бар этот выбирали мы как нейтральную территорию, наткнувшись на него совершенно случайно, однако с тех пор это заведение заняло в моей душе особое место. Отчасти по причине душевного разговора с, казалось бы, не заслуживающим того гангстером, отчасти по причине приятно-расслабляющего интерьера камерной, но стильной, забегаловки. Незаметно для меня самого, в обиход моей жизни вошло регулярное посещение сего заведения. Обычно я заходил сюда, когда стрелки часов ушли за полночь. Под ночь наш мозг работает не столь рационально, переключаясь на чувственное восприятие действительности. А милая атмосфера бара переключала поток эмоций в положительное и умиротворяющее чувство, особенно если предварительно заказать себе двойную порцию бурбона.
Традиционно я заходил сюда раз в месяц, однако сейчас до меня дошло, что не бывал здесь уже с конца лета, это было веским поводом заехать сюда, тем более, давно не спящему организму не помешает получить порцию живительной энергии в виде хорошо прожаренного стейка.
Припарковавшись, я зашел в бар. Столик, за которым мы тогда с Томасом обсуждали детали его сделки с полицией, оказался свободен. Приятный сюрприз. Угловые столики, обычно, всегда занимают. Люди чувствуют себя безопаснее, когда со своего места могут окинуть взглядом всё кафе.
Позади занятого мною столика, горел камин, что было весьма кстати, учитывая промозглую погоду на улице.
Ассортимент кухни я примерно помнил, однако решил освежить память и открыл меню. В приоритете тут подвали итальянские блюда, однако как раз их я не любил, по нескольким причинам. Во-первых всякие пиццы с пастами и лазаньями всегда мне кажутся шарлатанскими, потому что ингредиенты у всех этих блюд, зачастую одни, разница лишь в форме подачи. Во-вторых, в такие блюда входит много ингредиентов, часть из которых нравится не всем, да и за качеством приготовления не проследить - много ли человек поймет в качестве, глядя на однотипное помидорно-тестовое месиво? Да и, по правде говоря, я просто не любил томатную пасту, коей почти во всех итальянских блюдах было в избытке. Я вообще плохо отношусь к овощам в качестве основного блюда. Ими легко набить живот, а сил от них не прибудет ни на грамм. Потому то я заказал банальный, но очень прожаренный стейк, попросив подобрать мне мясной кусок с жирком. На вопрос о напитке, я ответил: "Только кофе", памятуя о подобной фразе от Анджело.
Пока я разбирался с едой, мой мозг, очевидно набравшись сил, начал конструировать вполне подходящий план действий. Единственная зацепка сейчас для меня имя Бэтти-Сью, о женщинах с таким именем я узнаю в картотеке конторы Артура, не думаю, что вариантов будет много. Дальше, что вполне логично, я съезжу к каждой из них, в поисках Стивена Брока. Вряд ли он считает, что на него уже вышли, так что скрываться не будет. Далее я приду к Броку с якобы деловым визитом, где в разговоре, возможно, получится вычислить его причастность к делу. Если же нет, то попрошу Артура приставить слежку, а сам перейду к другим версиям, коих, на самом деле, не густо.
Все довольно просто. Несколько сложнее дело обстояло с моей личной проблемой, по имени Бруно. Если Катафалк не выполнит свою часть работы, то мне, боюсь, придется скрываться. Артур мне в этом поможет, не сомневаюсь, но, к сожалению, расследование придется свернуть. А раз так, то Артур окажется под угрозой смерти, в худшей ситуации я тогда и потеряю единственного своего покровителя. Не радужная ситуация, увы. Хотя, если Катафалк и впрямь сумеет мне помочь. Ну, или если я найду убийцу Артура раньше, чем Бруно найдет меня. Ну, или если Артур погибнет уже после того, как сумеет меня где-нибудь запрятать... Как много "если"...
А самое ироничное то, что в попытках уберечь имя человека, спрятанного по программе защиты свидетелей, я сам вынужден буду прятаться.
Со стейком я расправился быстро и беспристрастно, однако ожидаемой радости он не принес. Когда голова занята другими мыслями, банальный голод зачастую отходит на второй план, так случилось и сейчас. А вот кофе на самом деле помог, мозг немного прочистился, туман от виски сошёл на нет.
Посидев еще пару минут и дав уложиться только что съеденному мясу, я расплатился и отправился в контору Мейсона. Там, очевидно, уже начинался обеденный перерыв, кабинеты пустовали, только одинокая секретарша-машинистка сидела у дежурной конторки. Я подошёл было к ресепции, что бы уточнить, где искать Гарри, как почувствовал чью-то тяжёлую руку на своём плече. Я оглянулся. Это был Мейсон. По долгу службы, вероятно, он умел хранить свои эмоции в тайне. На вид это был всё тот-же успешный адвокат в дорогом английском костюме и шляпе-котелке, выражение лица его по прежнему располагали к разговору, а улыбка делала его доверительным на вид. И только пустой взгляд, смотрящий куда-то в пустоту, выдавал его страх перед сложившейся ситуацией.
- Доброе утро, детектив Норман! - радостно и почти искренее сказал Артур.
Я кивнул.
- Мистер Мейсон, вы то мне сейчас и нужны. Можем мы переговорить? В картотеке.
- Картотеке? Есть зацепки?
- Зацепки есть всегда, вопрос в их подлинности.
Артур на секунду задумался и продолжил:
- Да, конечно, в картотеку так в картотеку. Прошу сюда.
Не только внешний вид Артуру удалось сохранить, его манера говорить все так же была при нём. Никакой обеспокоенности, или нервозности, всё тот же живой интерес к происходящему и лёгкая весёлость. Вне работы на Артура было страшно смотреть, зато на работе Мейсон не поменялся вообще.
- Почему вы на работе не с утра, Артур?
- Не было работы, Норман, встреча с клиентом у меня только через час, я и так пришел раньше, чем требовалось.
- Хм, а я думал, дело в убийствах. Еще недавно вы вообще хотели слинять из города, а теперь даже на работу не опаздываете.
- Попытка побега была ошибкой, детектив. Я это уже понял и к теме возвращаться больше не хочу, хорошо? Я свою репутацию не один год наращивал, не хочу терять её и теперь.
- Настолько не хотите, что не боитесь смерти?
- Ну почему же, я за свою контору умирать не собираюсь, но раз уж я всё равно в городе, почему бы не поработать. Сидеть дома в ожидании грядущей смерти дело малоприятное, надо сказать.
- По себе знаете?
Артур не ответил. Мы уже подошли к картотеке, Артур открыл дверь и жестом пригласил войти.
- Итак, Норман, что вы хотите узнать?
- Мне надо кое-что знать о вашем бывшем работнике. Поищите, пожалуйста, на ком женат Стивен Брок?
- Хм, думаете, это всё же он?
- Предполагаю.
- Норман, я вам сразу могу сказать, что если Стивен Брок и женат, нам об этом ничего не известно.
- Это почему же?
- Досье о наших бывших сотрудниках всегда проходит через меня. Изменений же в деле Брока не было с момента его ухода.
- Ага... А может быть, брак не официальный?
- Да, такое вполне возможно. Но тогда, простите, наша картотека вам не поможет. Съездите к Броку на дом.
- Да был я там, квартира уже сдана другим людям.
Артур лишь развел руками.
- А можем мы вычислить жену Стивена по имени?
- А имя вам извсетно?
- Насколько я понял, жену его зовут Бетти-Сью.
По лицу Мейсона я понял, что мои слова его черезвычайно удивили. Осталось только понять, почему.
- Что такое? Вы с ней знакомы?
- Я?.. - задумчиво ответил Мейсон - Кхм, мда-а... Да нет, лично с ней я не знаком.
- Однако, вы о ней знаете?
- Да, конечно, я о ней знаю. Двойное имя принято давать в, пожалуй, самой известной в наше городе чете предпринимателей, ориентирующиеся на разработку нефтяных месторождений.
- Ага, думаете, Бетти-Сью принадлежит к этой чете?
- Да что там думать, я это точно знаю. Это имя я слышал от них неоднократно.
- Вы с ними работали?
- Да, доводилось, мы всё же элитная адвокатская контора.
- Да, это всё хорошо, вот только скажите, вы можете достать мне адрес Бетти-Сью?
- Адрес. Ну да, без проблем. - Мейсон сразу полез в один из шкафов картотеки - У нас есть файлы почти на всех более-менее видных жителей города, а уж на наших бывших клиентов тем более. Так-с, а вот и оно...
Под "оно", Артур, кажется, подразумевал не саму Бетти, а найденную папку с адресами.
- Так... А она проживает в Квартале Миллионеров, вы знаете?
- Не знал, но догадывался. Предположить такое несложно.
Артур дал мне полный адрес и мы распрощались.
Сладка, должно быть, жизнь в этом квартале. И дело даже не в огромных домах, испещрённых золотом, и не повсеместной прислугой. Квартал этот был тем хорош, что он был на, своего рода, отшибе города. Там была настоящая природа, причем природа ухоженная и прилизанная, то бишь с лучшей её стороны. Не буду лицемером и скажу, что если бы мне предложили, я бы с удовольствием здесь поселился. Однако, каким надо быть везунчиком, что бы и впрямь заполучить тут собственное жилое пространство. Стивену Броку на самом деле очень повезло. Одна проблема была у этого квартала - доехать до него было решительно невозможно. Особенно, если у тебя "Болт" модель Т. Машина эта проста как телега, примитивность её конструкции не позволяет взбираться в гору, бензин просто утекает. Поэтому, что бы въезжать в гору не опасаясь глушения двигателя, приходится поворачиваться задом, что бы бензин тек куда надо. Звучит нелепо, я знаю, это все потому что так и есть. Сейчас трафик города заполнили машины более современного типа, поездка в обиталище богемы выглядела не столь нелепой, но взбирающиеся задом старые машинки порой еще присутствовали, вызывая у водителей сочувственную улыбку.
Доехал до квартала я с горем пополам, но когда я увидел квартал, все переживания по этому поводу отошли на второй план. Квартал был красив всегда, но осенью, хоть и поздней, был просто невероятным. Деревья словно позолочены, удивительно зелёная для такого времени трава была устлана оранжево-жёлтым ковром опавшей листвы, а звук за окном машины доносил не ругань и сигналы автомобилей, а пение птиц и радостный лай собак. Рай на земле, иначе не скажешь.
Дом Бетти-Сью находился чуть поодаль от въезда, это был весьма обширных размеров трёхэтажный особнячок, вокруг которого раскинулась еще и обширная территория сада, с бассейном посередине. Обнесена территория была высоким и острым, хотя и не агрессивным на вид, забором. Я припарковался и пошёл к калитке. ручки не было, но слева от входа был звонок. Я пару раз позвонили принялся ждать ответа.
Через полминуты мне ответил бархатистый мужской голос.
- Я слушаю.
- Добрый день. Это дом Бетти-Сью?
- Да, это он.
- Отлично. Меня зовут Норман.
- Здравствуйте, Норман. Чего вы хотели?
Я решил не лгать и не выдумывать истории. В подобных делах я предпочитаю избегать ложных предлогов, что бы не запутаться потом в свой лжи.
- Я из адвокатской конторы "Мейсон и компаньоны". Могу я пообщаться с Стивеном Броком?
- Мейсон?! Ну и ну-у, какие люди!.. Конечно можно, я сейчас подойду.
Ага, кажется я говорил не с охраной, а с самим Стивеном. Но почему он так обрадовался тому, что я от лица конторы? Непонятно.
Почти сразу дверь особняка открылась, оттуда показался силуэт. Когда он ко мне подошёл, я различил в силуэте мужчину средних лет, высокого и в хорошей форме, благородными сединами на висках. Одет мужчина был в шёлковый красный халат с клечатым узором, в руках у него была зажжёная трубка, а на лице играла улыбка, про которую принято говорить "улыбка чеширского кота".
- Стивен Брок, я полагаю?
- Верно полагаете, дружище! И что же привело сотрудников Артура в мой дом?
Я посмотрел за плечо Артура.
- Нам лучше пройти в дом.
- Прошу вас, если вам так угодно...
Стивен сделал рукой приглашающий жест.
Дом был обставлен в стиле старого английского замка: оленьи рога на стенах, именные гобелены, камин. Размер комнаты соответствовал британскому размаху.
- Милый у вас дом...
- Еще и именитый. В этом доме жил известный политик, Джеймс Барретт, если помните такого.
- Помню. Я засадил его в тюрьму.
- Тюрьму? Что же, значит, вы провалили дело... Сочувствую.
Забавно, Брок принял меня за адвоката. Я не стал его разочаровывать и промолчал.
- Насколько я понимаю, Стивен, с Артуром вы расстались не в лучших отношениях. - сказал я, задумчиво разглядывая макет ружья на стене.
- Не в лучших. Однако, именно этот случай свёл меня с Бетти. Можно сказать, я не особо расстроен.
- А как вы вообще относитесь к Мейсону, мистер Брок?
Ответа не последовало. Я обернулся и увидел, что Брок смотрит на меня даже без намёка на бывшую приязнь. Глаза стали холодными, лицо посуровело.
- Вы кто такой? - злобно сказал он.
- Говорю же, я из конторы Артура Мейсона.
- Это я понял. Только это ничего не меняет. С какими целями вы расспрашиваете меня о моём отношении к Артуру?
- Я частный детектив, Стивен. Можете звать меня Норман. - сказал я и заложил руки за спину.
Показывать удостоверение я не хотел, такое злобное ко мне отношения меня разочаровало. Однако, вопреки ожиданиям, лицо Брока разладилось, взгляд снова налился добротой и гостеприимностью.
- Это меняет дело, друг мой, Норман. Я думал, Артур начал подсылать ко мне своих сошек, что бы пригласить меня обратно на работу.
- Вы так и не сказали мне, в каких отношениях с Атуром.
- В холодных, если говорить откровенно. - с этими словами бывший адвокат развалился на красном кожаном диване. Я последовал его примеру и уселся в стоящее напротив кресло. - Артур хороший человек, на мой взгляд. Ему известны понятия честь, манеры и совесть. Так же у него есть определенная воля и стремление к работе. Но Артуру ничего неизвестно о морали и милосердии. В довершение можно сказать, что он еще и алчен.
- Мне кажется, вы только что описали портрет типичного адвоката.
- Ну, это потому что так есть. Кому бы еще быть Артуру, как не адвокатом? С таким то набором качеств. Да и кто бы еще может быть адвокатом, как не такой человек. Артур выглядит как человек добрый, веселый, выглядит как лидер, за которым приятно следовать. Однако, я могу взглянуть в его душу. И там нет ничего кроме прагматичности и борьбы за власть. За деньги. За статус, если желаете. Я читал его как открытую книгу и то, что я увидел внутри, меня не радует.
- Я смотрю, вы ложной скромностью не страдаете. - сказал я свою дежурную фразу.
- Ею нельзя страдать, друг мой. Тут два варианта: или вы будете скромнягой, или будете победителем.
- Насколько я знаю, вы победителем стали лишь благодаря своей, кхм, Бетти. Уже не знаю, жена она вам, или...
- Это на самом деле не важно, как я дошёл до того, что имею. Факт в том, что я сижу в дорогом кресле на вилле в квартале миллионеров, позабыв о таком человеке, как Артур, в то время, как мой бывший босс до сих пор сидит всё в той же конторе, подсылая к своим бывшим сотрудникам частных детективов. - Стивен самодовольно усмехнулся.
Как же он себя любит, черт возьми. Как баба, ей богу! И как же Брок не любит остальных. Премерзкий тип, общаться с ним мне хотелось всё меньше и меньше.
- Вы кое-что забываете, Брок. Всего год назад вы были ничем не лучше Артура.
- И вы кое-что забываете, Норман: это было год назад. Мы все крутимся как можем, всем нам нужны деньги. Разница в том, на что мы эти деньги потратим.
- Правильно ли я вас понимаю: вы готовы ради наживы поступиться с принципами, но в остальных случаях вы готовы стоять за свои принципы до смерти?
- Нет, вы вообще не правильно это понимаете.
- Но, а в чем же я не прав?
- Я бы вам сказал, да что толку...
- Быть может, у вас просто закончились аргументы?
- Быть может, вам пора к Артуру? На ковёр, скажем так. Держу пари, он неплохо вам заплатил. Неплохо, по вашим меркам, конечно. Кстати, зачем именно вы пришли? Просто расспросить меня о моём бывшем начальнике?
- Можно сказать и так. - я прикоснулся двумя пальцами к полям шляпы и направился к выходу. - Всего хорошего, Стивен.
Стивен не ответил. И не проводил меня. Впрочем, я и не горел желанием оставаться в его компании ещё хоть на немного.
Я не от особой неприязни его провоцировал, у меня была причина. Когда человек входит в ярость, он почти полностью теряет контроль над речью, говорит всё, что думает, таким образом врать у него не получается, или получается крайне нелепо. Стивен, несомненно, самодовольный двуличный ублюдок, но на убийцу совсем не похож. У него был один плюс: он действительно умён. И один минус: он знал, что он умён. У него было такое чувство собственной важности, что он сам придумал себе в голове целый моральный кодекс, но это же чувство собственной важности и разрешало ему нарушать кодекс по необходимости. По его мнению, он всегда остается прав, даже если он не прав. Аргументы его не интересуют, только если они не подходят под его собственное мнение. Идеальный портрет преступника, Брок был бы отличным подозреваемым. Но было в нём и еще одно качество, которое делало его участие в этом деле крайне маловероятным. Брок любил деньги куда больше своих принципов и собственной чести. Если его поймают, то он лишился бы всех денег, а Стивен не мог такого допустить, по его же мнению. Зачем кого-либо убивать, если жизнь так хороша, не так ли? Убийц из Квартала Миллионеров попросту не бывает, и я считаю, Стивен не исключение. Даже Джеймс Барретт, живущий некогда в этом квартале, сам лично никого не убивал, он просто давал указы.
Во время своих размышлений, я успел доехать до телефонной будки, оттуда и позвонил Артуру.
- Алло.
- Это Норман. Я поговорил с Броком.
- Ага, хорошо. И каково ваше мнение?
- Дохлый номер. Стивен о вас едва ли не забыл, ему это дело до лампочки.
- Ох, чёрт. А, быть может, он врет? - сказал это Артур едва ли не с надеждой.
- Не думаю. У Стивена жизнь теперь сладка как в голливудских фильмах. Ему не только вы, ему теперь всё до лампочки. Даже если бы он и точил на вас зуб, ему было бы просто лень осуществлять все козни.
- Это плохо.
Вообще звучали эти слова нелепо. Но адвокат был по-своему прав. Оправдывая одного подозреваемого, приходится переключаться на другого. Но, что делать, если это был единственный подозреваемый?
- Рекомендую затаиться, Артур. Поезжайте домой пораньше. Отдохните пару деньков. Я пока что-нибудь придумаю.
- Хорошо бы, вы что-нибудь и вправду придумали. Я несколько иначе представлял себе работу частного детектива.
- А вы больше бульварное чтиво читайте. Я не сверхсущество, я такой же работник как и вы. Раскрываемость преступлений даже в полиции не так высока, как говорят газеты, что говорить про частное дело.
- Да, только мне то от этого не легче.
- Понимаю. Отдыхайте, Артур, я найду убийцу.
- И главное, что бы не слишком поздно.
- Хорошо, не слишком поздно. - пообещал я.
День прошёл, одним подозреваемым меньше. Всё же лучше, чем ничего, мне кажется. А сейчас мне полагалось домой, помимо работы мне надо разрешить еще и кое-какие собственные проблемы.
Аккуратно съехав с крутой горы, выводящей из квартала, я довольно резво добрался до своего дома. Но, припарковавшись, в подъезд не спешил. Я закурил сигарету. Смутные размышления терзали мой мозг со вчерашнего вечера, но работой я их немного отвлекал, а уж теперь мне не отвертеться от бессмысленных, но крайне стервозных угрызений совести. Я знал, что в получившейся ситуации я занял по сути лучшее положение из возможных, приняв помощь убийцы. Но, попробуйте это объяснить подсознанию. Еще я знал, что у меня не было адекватного выбора. Но и это объяснить подсознанию решительно невозможно. В каждом из на сидит психологическая установка с моральными нормами. Но, должно быть, работая лишь в полиции эта установка способна на такие изменения - ты можешь стать или чересчур совестливым, или наоборот превратиться в черствового к правилам ублюдка. Мне выпал первый вариант, но в такие моменты я неловко подмечал, что может быть было бы лучше, если бы выпал второй.
Вообще я давно уже заметил, что когда человеку выпадает что то из примерно равноценного выбора, он почти всегда жалеет о том, что не сумел испробовать и второй вариант. Просто иногда надо заставить себя осознать, что эта мысль навязана, что она идет не из логики и анализа, а из простого человеческого эгоизма, который всегда хочет захапать всё и сразу.
Я припарковал машину прямо около двери подъезда, благо парковочного места у нас было хоть отбавляй, пока я поднимался в квартиру, я вдруг вспомнил, что давненько ко мне не заглядывал Билл. Я и сам как то не заходил, но у меня и времени не было. Будет крайне неприятно, если Билл застанет в моей квартире прикованного наручниками мужика. Ох, не поймёт о этого. Я мысленно представил эту картину и улыбнулся как раз заходя в квартиру.
В квартире было что то не так. Атмосфера была не свойственная жилому помещению. Атмосфера вообще была не свойственная ничему. На первый взгляд, всё совсем как надо. Все вещи на месте, предметы интерьера тоже, но вот жизнь. Жизнь словно ушла. На улице было светло еще и свет был выключен, но уличного света не хватало, так что помещение было в неестественном полумраке. Тишина так же была ненормальной, не было ни звуков кухни, ни работающего душа, даже шелеста книг. Квартира была стерильна как свежий склеп. И это пугало. Но больше всего пугала тень человека, лежащая не полу в гостиной. Потому что без тени квартиру можно было принять за пустующуюю, но с ней. В общем, думаю, не надо объяснять, каково это - входить в тихую, темную и безжизненную прихожую и видеть в комнате такую же безжизненную, но вполне человеческую тень. Я хотьт и знал, что у меня есть постоялец, всё равно невольно содрогнулся. Раздевшись я направился к тени и тут тишину разрезал, словно крик в ночи, тихий, но пронизывающий до костей голос:
- Вы вовремя, детектив.
Я нервно сглотнул и, попытавшись придать своему голосу спокойствие и убедительность, ответил:
- Удалось что-нибудь узнать?
Я зашел в комнату, Катафалк выглядел так же безобидно, как и всё в этой квартире, но и так же пугающе. Он выглядел неестественно. Не сразу я понял, почему, но когда он заговорил, до меня дошло - неестественным был его взгляд: он смотрел не на собеседника, а в ближайшую стену, из-за чего создавалось ощущение, что тот говорит сам с собой.
- Да, удалось. Вам уже назначена казнь. Сегодня срок её исполнения.
- Ну и как ты это узнал?
- Просто узнал. - говорил тот не сводя взгляда со стены - Вы сказали выяснить, я выяснил. Если угодно, я даже подскажу способ избежать печальной участи.
- Не утруждайся, я и так понимаю. Ты предлагаешь мне бежать?
- Нет, вовсе не так радикально. Пока можно просто переехать. Переночевать в отеле, убийцы от мафии придут сюда, но вас не застанут, а где искать дальше они пока не знают. Вы продолжите завтра расследование. А я подумаю, как еще могу вам помочь.
Я тяжело вздохнул.
- И у тебя даже нет доказательств своих слов?
- Моё заключение - лучшее доказательство.
В подтверждение этого изречения, он поднял руку с наручником. К моему удивлению браслет наручника и цепь уже не были соединены.
- Какого черта?! - вскричал я вскакивая со своего места.
Катафалк ничего не ответил, но в пару быстрых шагов оказался возле меня.
- Сядьте, детектив. Вы оказали мне услугу, не сообщив обо мне в полицию. Я оказываю вам услугу в ответ. Держать себя в наручниках же я не позволю. Смиритесь.
Ну а что делать. Придётся смириться.
Хотя тот факт, что Катафалка теперь тут ничего не держит, если честно, весьма пугал, я всё же был и частично в плюсе. Теперь я точно мог сказать, что Катафалк действительно решил мне помочь, потому что других поводов задерживаться тут, если тебя не держат, я не вижу. Хотя, быть может, ему хочется меня убить, но, черт возьми, без его помощи это итак сделают гангстеры, так что можно и рискнуть.
- Итак, ты предлагаешь уйти отсюда? Ну, что же, давай. На Центральном Острове есть отличный отель "Блэк", там можно переждать ночь.
- Годится. За одну ночь они не успеют перелопатить весь город. Ты на машине?
- Да.
- Это плохо. Автомобиль придётся спрятать.
- Обычный Болт не привлечёт много внимания.
- Болт нет, а номера привлекут.
- Резонно. - подумав, согласился я.
- Нужна парковка.
- На Центральном Острове их полно.
- Это хорошо. И парковка должна быть как можно дальше от отеля.
- Вряд ли Мафия начнет прочёсывать все близлежащие дома.
- Готов рискнуть во имя более близкого парковочного места?
Чёрт, тут он подловил.
- Пожалуй, нет.
- Тогда ищем парковку подальше.
Когда мы выехали, сумерки на улице уже превратились в полноценную ночь. А еще потёк слабый дождик. Катафалк молча уставился в окно, на пробегающие по нему капли. Я тоже молчал.
Что же, если Катафалк действительно спас меня сегодня от мафиозной вендетты, то надо отдать ему должное, он действительно человек чести. А человек ли чести я сам? Быть может, когда опасность спадет, мне стоит сдать моего "спасителя" полиции? В конце концов, какие могут быть компромиссы с преступниками.
- Осень затянулась... - сказал Катафалк задумчиво, словно обращаясь к самому себе.
- Да нет, до зимы еще почти неделя.
Гангстер обернулся ко мне удивленно, будто не ожидая ответа, а потом опять уставился в стекло, ответив:
- Я не про погоду.
Здесь я не нашёлся что сказать. Чёрт его знает, что именно на уме у психопата. Впрочем, отвечать уже и не было смысла, к этому моменту мы уже добрались до парковки.
Короткими перебежками мы попали в отель, сняли два соседних одноместных номера на первом этаже.
- Надо поговорить. - обронил Катафалк, пока мы шли по коридору, доставая из под плаща бутылку виски.
- Ты когда успел это купить?
- От твоих оков я освободился в первые полчаса, после чего болтался по городу, выискивая информацию, заодно и купил. А ты думал я, сняв наручники, так и сидел в комнате? А о планах мафии узнал по телефону?
- И много времени тебе понадобилось на сбор информации?
Я открыл номер. Комнатка была небольшая, всего с тремя предметами мебели - кроватью, столом и стулом.
- Я тут никого не знаю. Но город небольшой. Пришлось провозиться полдня. Мафия как гангстерская структура не знает равных, но как тайная организация она не эталон. В частности, в любой из семей найдется куча крыс. У такого рода информатора я и узнал о сегодняшнем покушении.
- А где ты взял деньги на информацию?
- Я разве говорил, что пришлось заплатить?
Я не хотел знать, каким образом Катафалк добыл информацию. К черту, и так много проблем. Вместо этого, я взял с тумбочки два стакана-тумблера и разлил нам виски.
Мы молча выпили по порции.
- Итак, кхм... Катафалк. Как к тебе обращаться? Имя есть?
- Есть. Катафалк. Теперь меня так зовут.
- Не ломай комедию, мы не в дешевом фильме, где бандитов называют пафосными кличками. Мы взрослые люди.
- Тебе так важно моё имя?
- Да нет, - я пожал плечами - просто человек, называющий себя в честь машины, выглядит дурачком, ты же понимаешь.
- Пусть так. Но это моё право. Не будь я в розыске, пошёл бы в паспортный стол и официально сменил бы имя. В наше время можно называть себя как угодно. Кстати, детектив, ты же работаешь в полиции. Работал, точнее. И, очевидно, с моим делом знаком не понаслышке. Неужели в моём личном деле нету имени?
- Как бы это не было смешно, но нет. - я развел руками - из твоего города вообще никакой конкретики не приходит. У вас там никакой дисциплины и, насколько я понимаю, заправляет всем мафия.
- Не мафия. Но кое-что похожее. Да, городок наш дыра. Знаешь, как его называют сами жители? Тодж. Это сокращение от Территория Опасная Для Жизни. Так что жизнь, как ты понимаешь, там не сахар.
- Такое сокращение, полагаю, подошло бы и для нашего города. Да и кому вообще хорошо жилось в великую депрессию...
- Тем, кто её устроил.
- Её никто не устраивал. Все эти теории заговора, просто бред параноиков.
- Это ты так думаешь.
- Это я так знаю.
- Все мы знаем немного, но каждый считает, что знает чуть больше остальных.
- Словоблудие не люблю. - честно признался я.
- Как ты дошел до увольнения, Норман?
Внезапной вопрос, ничего не скажешь.
- Ну, можно сказать, меня подсидели. Я помог одному бывшему преступнику сдать своих подельников. После этого, коллеги начали завидовать моему успеху. Ну, а там, как то само всё получилось.
Катафалк молчал. Честно сказать, я не всегда понимал его мотивы. Не мог и сейчас понять, спросил ли он меня с искренним интересом, или же по каким то понятным ему одному причинам.
-А ты, Катафалк, как ты дошёл до массовых убийств? - в лоб спросил я - Только давай честно, без глупых отмазок.
- Я? Честно сказать, я продался. Полиции продался.
- И почему же?
- Я попал в нехорошую ситуацию, что бы избежать преследований от бандитов, пришлось сдаться...
- Ага, вот оно как. - сказа я это с сарказмом - А почему тогда, если же ты продался копам, ты лично убил столько людей? При выданном тобой компромате, их должны были просто посадить по тюрьмам.
- В Лост-Хевене, быть может, так и произошло бы. А в Тодже всё проще - хочешь защиты, убей неугодных. Без компромиссов. Копы там не лучше гангстеров.
- Я почти поверил. Только скажи мне тогда, почему ты тогда пустился в бега?
- Сказать тебе честно?!! - внезапно взорвался Катафлк - Вот сказать тебе всё честно? Как на духу? Я вообще никого не убивал!
- Что, простите?
- Да, да, вот давай без твоих глупых вопросов. Я не сделал ни одного убийства. Но меня подставили. Было за что, не спорю, но меня просто подставили. Я слишком много знал, но был достаточно глуп, что еще и всем рассказать о своем знании. Вот и всё. Если вернемся к этой теме еще раз, я тебе больше не союзник.
Я хотел задать еще много вопросов, но было уже никак невероятно это сделать. Катафалк был на грани, больше эту тему поднимать нельзя. Могу сказать только одно: я не верю и в эту версию ни на грамм. У меня нет версий, почему он сделал то, что сделал, но ни одна из его собственных версий не вызывала доверия. Да, человека и впрямь могут так подставить, но именно Катафалк на серийного убийцу, вот честно, был похож гораздо больше, чем на жертву ситуации.
- Когда наша сделка расторгается? - я решил сменить тему.
- Не знаю. Когда разберемся с мафией, думаю, мой долг будет исчерпан. Ты, кстати, не хочешь в свое детективное агентство помощника, не задающего лишние вопросы?
- Вот только серийного убийцу мне в напарники не хватало.
- Как хочешь. Мне же тоже надо на что то жить, сам понимаешь. Кстати, я немного покопался в том деле, какое ты расследуешь...
- Ты вообще охренел?
- Как ты груб с теми, кто хочет тебе помочь.
- Мне не нужна помощь. Я волк-одиночка. Я сам себе хозяин. И вообще лишние друзья мне не нужны. - кажется, виски, которое мы к этому моменту выпили почти всё, уже дало в голову как следует. Я это понимал. Но остановиться не мог.
-Как будет угодно. - Катафалк направился к выходу в коридор. - Скажу только, что из моих сведений, ты движешься не в том направлении.
- Я разберусь. Какие на завтра планы?
- Можешь продолжать расследование. Но рекомендую вести себя скрытно. Я попытаюсь стряхнуть мафию с хвоста.
- Договорились.*

0

10

Часть 2, глава 4

Проснулся я от шороха за дверью. Вопреки моим ожиданиям, даже в самый дешевый номер этого отеля по утрам доставлялась газета, судя по всему, её шорох меня и разбудил. Я встал с кровати, вышёл в коридор. Всё верно - под дверью лежал свежий выпуск новостей. Насколько я знаю, прессу принято разносить около девяти утра, значит и так уже было пора просыпаться. Я сходил в ванну, немного привел себя в порядок и умылся холодной водой, что бы окончательно отогнать от себя сон. Я расположился на единственном кресле, придвинувшись поближе к окну, и начал читать выпуск новостей. На главной странице красовался заголовок "Взрыв жилого дома в Хобокене! Погибли все жильцы!".
Вот так номер. Только взрывов в нашем городе не хватало. Кому вообще понадобилось взрывать дом в таком районе? Внезапно, страшная догадка пронзила моё сознание. В спешке я начала искать страницу со статьёй о взрыве. Всё верно - на фотографии был мой дом! Гангстеры даже не мелочились, они подорвали всё здание! С кучей невинных людей! Подонки. А как же Билл? Билл, получается, тоже мёртв. Можно сказать, из-за меня. Из-за какого то предателя-гангстера, с которым то я виделся общим счётом часа три, мафия не колеблясь убила всех моих друзей а заодно и полный дом невинных горожан. Каким нужно быть человеком, что должно твориться в голове, если хватает духу совершить такое?!

Читать далее

Ну что же, теперь мафия считает, что я мертв. Как только я закончу с Артуром, я покажу мафии, что значит связываться со мной! И даже знаю, кто мне в этом поможет. Уверен, Катафалк будет рад присоединиться к моей команде. Я вновь очищу город от организованной преступности. Смог один раз, смогу и второй, чёрт возьми!
Решительными шагами я направился к номеру Катафалка. Только возле двери я остановился и задумался о своих действиях. Что придет на смену, если я засажу этих бандитов в тюрьму? После того, как Сальери и его команда попала за решётку, им на смену пришли еще более чокнутые головорезы. Так выход ли это? С другой стороны, выход ли оставить всё как есть? И можно ли полагаться на помощь преступника в поиске высшей справедливости? Год назад я уже принял помощь бандита и к чему это привело? Если я сейчас постучу в дверь к Катафалку не наступлю ли я на те же грабли? Ответа на все эти вопросы я не знал. Но зато я точно знал, что если в продолжу стоять как истукан возле двери, то точно ничего не добьюсь.
Упорно и настойчиво я постучал. Дверь тихо распахнулась. Странно, она почему то была не заперта и открылась от стука. Насторожившись, я продвинулся вглубь номера, стараясь не шуметь. Номер был пуст. Окно было разбито а на полу была свежая лужа еще не запёкшейся крови, чуть правее от неё валялся револьвер полицейского образца. Что за дьявольщина? Куда делся Катафалк? Что вообще произошло? В голове царил полный сумбур. Лужа крови была литров на десять, но при этом не было трупа. И если кто-то сбегал через окно, то почему открыта и дверь? Кто вообще мог знать, где сейчас Катафалк? Неужели, за ним пришла мафия, узнав, что он кое-что разнюхал об их ночной операции? Нет, вряд ли они смогли бы найти его так быстро. Тогда, быть может, за ним пришли убийцы из Тоджа? Почему же я не слышал ночью никакой возни, всё ведь произошло буквально за тоненькой стеной от моего номера. А может, это всё вообще постановка? Катафалк просто решил сбежать, в очередной раз. Но тогда откуда столько крови... В общем, вопросов пока было больше, чем ответов. Я забрал валявшийся на полу пистолет. Зато теперь я точно знал, куда поеду. Я хочу поговорить с человеком, из-за которого всё и началось. Хочу посмотреть ему в глаза и узнать, как черта он считал, что имеет право идти против закона. Сейчас я собирался посетить мистера Сальери.
Пару лет назад начался ремонт старой тюрьмы в Центральном Острове. Без тюрьмы такому городу как наш приходилось туго, так как гангстеров было много, а сажать их некуда, приходилось вывозить их в другие города. В конце концов властям это надоело, так что началась реконструкция городской тюрьмы. Ирония судьбы была в том, что одним из главных спонсоров этого дела был сам Сальери. За что боролся, на то и напоролся, можно сказать.
Когда я приехал, тюрьма уже была открыта для посещений. Холл, как и вся тюрьма, был, разумеется, выдержан в спартанском стиле - массивные кирпичные стены, отсутствие каких-либо предметов мебели, даже пепельницы или табурета. Офицер-распорядитель сидел за столом, который находился за решеткой, так же как и обитатели тюрьмы. Я его знал, по долгу службы мне часто приходилось тут бывать, он, судя по всему, меня тоже помнил.
- Привет, Норман. - сказал он радостно. Неудивительно, посетители были единственным развлечением за время рабочего дня - Как дела? Слышал, ты уволился. Ну, как тебе свободная жизнь?
- Привет, Майкл. Свободная жизнь, честно говоря, мало отличается от работы в полиции. Я же теперь частный детектив. - не давая ему возможность зацепиться языком за эту тему, я тут же добавил - Устроишь мне встречу с Сальери?
- Он может тебе в чем то помочь с расследованием? - удивился Майк.
- Просто хочу с ним пообщаться.
- Ты записан?
- Нет, идея сюда приехать пришла мне в голову спонтанно.
- Боюсь, я не смогу тебе помочь. На беседу записываться надо заранее.
- Да брось, Майк, я же знаю, что в это время у заключенных свободное время. Спроси хотя бы у Сальери, может он согласится на встречу вне графика?
Майк недовольно поёжился, не зная, соглашаться ли, но подумав, благосклонно кивнул:
- Хорошо, Норман. По старой памяти. Но результата не гарантирую.
- Добавь, если сочтёшь нужным, что именно я продвигал дело Томаса Анджело.
- Хорошо, попробую.
Майк начал звонить по телефону, я пока отошёл в сторонку. Чертовски хотелось закурить, но пепельниц, как я говорил, тут не было. Вскоре Майк куда то отошёл, а когда вернулся, сказал:
- Тебе повезло, Эннио готов к аудиенции. Иди прямо по коридору, вплоть до комнаты для посетителей.
- Когда мы вообще начали спрашивать у них разрешения на аудиенцию. - злобно пробурчал я и отправился по коридору.
Комната для посетителей была разделена на две части, которые преграждались решеткой. С одной стороны был стул для заключенного, с другой для посетителя. С нашей последней встречи Сальери изменился мало. Потерял наигранный лоск, немного исхудал, но, судя по всему, жизнь заключенного его не особо тяготила. Всё же для такой именитой личности даже в тюрьме будут особые условия. И это ужасно.
- Добрый день, детектив Норман. - миролюбиво, но даже без намёка на дружелюбие сказал Сальери.
Я промолчал, усаживаясь на стул.
- Вы хотели о чем то со мной поговорить?
Я вновь не ответил, испытывающе смотря на собеседника. Но Эннио не стушевался и принял мой взгляд.
- Я хотел узнать у вас, - наконец начал я - действительно ли вы считали, что нарушая закон остаетесь правым?
- Я не нарушал закон.
- Да? Ну а почему же вы оказались в тюрьме?
- Я не нарушал Свой закон. Свои правила. До ваших же законов мне дела нету.
- То есть, по вашим правилам убивать людей нормально?
- Полицейские порой тоже убивают, не так ли? К чему этот разговор? Что вам нужно?
- Позвольте пояснить, Эннио. - Сальери поморщился, услышав что я неуважительно назвал его по имени - Пару дней назад один мафиози, вроде вас, сказал что убьет меня, если я не выдам ему информацию о местоположении Томаса Анджело. Как по вашему, это тоже совпадает с вашими законами? Месть, убийства, угрозы, это всё правильно?
- Так вот в чём дело. Вы просто боитесь за свою шкуру. Так вот, я вас разочарую - в таком положении вещей виноваты именно вы. Будь я на свободе, сомневаюсь, что к власти в городе пришли бы такие агрессоры. Но теперь я здесь. И тут я бессилен, а в тюрьме я по вашей же вине. Забавно, правда? Получается, детектив, вы сами себе подписали приговор. - гангстер добродушно усмехнулся.
- Но ведь это вы решили убить Томаса, что и привело к вашей поимке. Всё честно.
- А чем Томас, по вашему, лучше меня? Он начал творить хаос в городе, он ограбил банк, попутно убил много людей. Ваших же коллег, между прочим. И что мне оставалось делать? Простить его? Вы помогли человеку, который убивал ради наживы, в то время как я хранил этот город от подобных зарвавшихся преступников. Браво, детектив, браво!
- Вы косвенным образом убили гораздо больше людей, чем Томас.
- А скольким людям я при этом помог, вы об этом не подумали? Я держал большинство преступников в узде, а Том убивал всех без разбору.
- Мне напомнить, что ваши разборки с Морелло унесли множество невинных жизней?
- А всё потому что сами копы ему продались и помогали ему уносить оные невинные жизни. Вот и ваша хвалёная полиция.
- Лично я не продавался Морелло.
- Всё верно. Зато вы продались предателю.
Признаться, с такого ракурса я на эту историю еще никогда не смотрел. Молча я направился к двери, давая понять, что разговор окончен.
- Когда очередной гангстер начнет вам угрожать, помните, детектив, что именно вы довели город до такого состояния.
Я отвечать не стал. Что тут было добавить? Откуда мне знать какое из двух зол стоит выбрать, что при Сальери, что теперь, город полон преступности и порока. И выбрать из двух зол было чертовски тяжело.
Далее я направился к мастерской Бертоне. Быть может, он что то расскажет о человеке, который интересовался по поводу сломанных тормозов автомобиля. Нужно быть совсем глупым преступником, что бы готовя убийство так открыто выдавать свои планы, но всё же, чем чёрт не шутит.
Лука Бертоне связан с Сальери был крайне косвенно, так что на суде получил небольшой срок, а вскоре вышел под залог, продолжив заниматься ремонтированием машин. Его сервис теперь пользуется не меньшей популярностью, чем ранее, какие бы грязные делишки он не вел, а механиком оставался хорошим.
От тюрьмы до сервиса было всего ничего, вскоре я уже заезжал к Луке.
Тот, протирая руки от автомобильного масла, добродушно направился ко мне, но когда увидел, что за рулем именно я, улыбка сползла с его лица. Он прекрасно меня помнил, что возможно сыграет мне на руку.
- Детектив... Вы что то хотели? Проблемы с машиной?
- Можно и так сказать. Расскажи мне, Лука, как можно незаметно сломать в машине тормоза?
- Эм-м... А зачем вам?
- Раз спрашиваю, значит надо.
- Забавно, вы уже не первый, кто у меня такое спрашивает за последние пару недель...
Страшная догадка поразила меня словно молния. Чёрт возьми, как я раньше не догадался? Всё было чертовски просто, так просто, что даже тяжело в это поверить.
- Лука, у тебя тут есть телефон?
Лука уловил мою внезапную смену настроения и не стал ничего уточнять, просто показал на аппарат на столе.
Я тем временем начал звонить в контору Мейсона.
- Контора "Мейсон и...
- Гарри! Это детектив Норман. Кажется, я понял, кто убийца! Нам надо срочно увидеться.
- Поняли? Кхм, хорошая новость, однако. Я сейчас на складе под конторой, можете найти меня там.
- Годится. - я повесил трубку и молнией направился в адвокатскую контору.
Склад был наполовину под открытым небом, насколько я понял, там хранился всякий хлам, устаревшие элементы картотеки и ненужные в дальнейшем клиентские дела. На полу стояли кипы листов бумаги, все аккуратно перевязанные верёвочкой, но на случай, если они еще понадобятся, были небольшие обозначения около каждого столба бумаги. Гарри на складе был один, несмотря на холод, он был без пиджака а рукава рубашки закатал по локоть. Не вынимая сигареты изо рта, он перетаскивал кипы устаревшего архива, очевидно систематизируя уже никому не нужные данные. Для адвоката, который в своём деле весьма плох, эта работёнка подходит как нельзя лучше.
- Неужели есть какой то резон хранить старый архив? - спросил я, обнаруживая себя.
Гарри обернулся.
- Резон есть. Но небольшой. Иногда старые архивы помогают отыскать важную информацию по делу.
- И часто это происходит?
- Если честно, - Форд широко улыбнулся - я о таких случаях не знаю. Но, эти архивы порой дают повод размяться.
После минутной тишины, Форд наконец сказал:
- Итак, вы сказали, что знаете, кто убийца?
- Да, я знаю. С самого начала этого дела я искал в убийствах какой то скрытый смысл, искал некий заговор. Когда Мейсон признался мне о тайном совете директоров, это лишь усугубило моё мнение. Но и конкуренты Артура, и бывшие сотрудники оказались вне подозрений. Это несколько сбило меня с толку. Казалось бы, почему в запутанном деле со сложным расчетом убийств нету ни одного достойного подозреваемого...
- Хм, и почему же? - спросил Гарри заинтересованно, пока я задумался.
- Сейчас объясню. Сегодня я решил проверить пока что единственную ниточку, я съездил в автосервис Бертоне. Я не думал, что преступник будет настолько глуп, что бы выдать собственные планы. Однако, что самое забавное, у Бертоне недавно и впрямь был человек, который откровенно интересовался как сломать тормоза в автомобиле.
- Не томите, Норман, кто убийца?
- Вы, Гарри Форд. Именно вы.
- Я?! - словно бы искренне рассмеялся мой собеседник - Но какой мне резон? Что за чушь, господи, вы же прекрасно знаете, что я не хочу управлять компанией! Это попросту не моё.
- В том то и дело. - без капли иронии продолжил я - Никто бы не подумал на вас, так как вам нету резона брать компанию в свои руки. С начала расследования мне твердят все вокруг, что некто хочет перехватить власть над компанией Мейсона. И в таком деле у вас идеальное алиби. Но сегодня я задумался, а вдруг кто то просто захотел получить уставной каптал компании? Вы узнали у Бертоне, как можно подпортить тормоза автомобилю, подкупили импортёра Харпера и сломали машины участников совета директоров. Как только все четверо из них погибнут, уставной капитал перейдёт к вам в руки, так как вы станете единственным заместителем. Уставной капитал вы просто заберёте к себе и прикроете фирму.
- Шутка затянулась, дружище. Я даже не знал о существовании тайного совета директоров!!
- А изначально и не обязательно было об этом знать. Вы начали убийства спонтанных компаньонов, убив Парка, например, вы становитесь главным приближенным к Артуру, а потом и сам Мейсон перестал скрывать личностей членов совета, почти открыто давая вам новый список жертв.
Форд уже не смеялся. И не улыбался тоже.
- Неплохо, детектив, неплохо. Значит, считаешь, я настолько глуп, что бы открыто выдать свои планы? Ну, пускай так. Однако из нас двоих на коне именно я.
Не успев еще договорить, Форд выхватил автоматический пистолет из заднего кармана брюк и незамедлительно выстрелил. Но я был к этому готов, так что мгновенно отпрыгнул в сторону. К сожалению, пуля меня всё же задела, резкая пульсирующая боль пронзила левый бок. Но я не потерял самообладания и достал пистолет, найденный мною в номере Катафалка.
- Подохни, ублюдок. - сказал я, больше по инерции, чем искренне и трижды выстрелил. Все три пули пришлись прямо в цель.
Ноги не могли меня поднять, отталкиваясь руками я дополз до стены и облокотился, при этом закурив. Лужа крови принимала угрожающие размеры, а сознание потихоньку отпускало меня. Не знаю, можно ли выжить с такой раной. Хотя, сейчас на звук выстрелов должны приехать копы, быть может, всё обойдется.
На улице посыпал снег. Первый снег в этом году. Если бы Катафалк дотянул до сегодняшнего дня, он, надо думать, обрадовался бы, что затянутая осень наконец прекратилась. Впрочем, как он сказал, речь тогда шла не о погоде.
В такой момент начинаешь думать, правильно ли поступал раньше. Стоило ли идти на сделку с Томом? И мог ли я не пойти на такую сделку? Вопрос риторический. Не знаю, принял ли я помощь вновь от преступника и вновь во имя победы над мафией. Не знаю.
Прерывая мои унылые мысли, на улице послышался приближающийся вой сирены. Наверное, не всё так плохо.
Не знаю, выкарабкаюсь ли я из этой передряги... Могу точно я сказать лишь одно: для меня это будет последнее дело в карьере.

КОНЕЦ

Автор Данил ТКАЧЁВ
Рассказ опубликован на сайте

0


Вы здесь » Форум о Мафии и Мафии 2 » Об игре Mafia: The City of Lost Heaven » Последнее дело детектива Нормана